+7 (4742) 27-02-12

Без вины виноватый. Владимир Григорьевич Котельников

Особое место в экспозиции нашего музея «Мы наш, мы новый мир построим. (1917-1940)» занимают материалы, посвященные землякам - жертвам политических репрессий 1930-х годов. Значительная часть этих материалов поступила в собрание ЛОКМ в начале 1990-х годов, когда рассекречивались и передавались в государственные архивы следственные дела ОГПУ-НКВД.

Большую помощь музею в поисковой работе оказало Липецкое областное историко-просветительское общество «Мемориал», объединявшее в своих рядах бывших узников сталинских лагерей. И, конечно же, ценными источниками информации для нас стали письма людей, родственники которых пострадали в 1930-е годы. Так, из письма москвички Зои Владимировны Котельниковой, пожелавшей передать свой семейный архив в наш музей, стало известно о судьбе ее родителей и трагической гибели ее отца – Владимира Григорьевича Котельникова, первого главного инженера Новолипецкого металлургического комбината.

Пора надежд и свершений

Владимир Григорьевич и Надежда Алексеевна – коренные липчане, он родился в 1895, она – в 1897 году. Владимир учился в Липецком реальном училище, а Надежда – в женской гимназии. Поженились они в 1919 году. Оба получили прекрасное образование: он окончил Петроградский политехнический институт по специальности «металлург-доменщик», она – факультет иностранных языков Ленинградского университета [1].

1Карьера Владимира Григорьевича складывалась удачно. Поработав на металлургических заводах страны, он с конца 1920-х годов являлся сотрудником Совета Труда и Обороны, которым в то время руководил В.М. Молотов. С начала 1930-х годов Котельников состоял в штате Наркомата тяжелой промышленности СССР. В 1929-1930 годы его послали за границу – в Германию и США. Владимир Григорьевич возглавлял группу советских специалистов, изучавших в Америке проектирование и строительство доменных печейна заводе Форда.

Этот передовой опыт затем был внедрен на металлургических предприятиях страны, в том числе на Новолипецком заводе. В конце 1930 года В.Г. Котельников был назначен главным инженером строящегося НЛМЗ. В 1931 году он в составе правительственной комиссии участвовал в приемке Магнитогорского и Кузбасского металлургических заводов [1].

В Липецке Владимир Григорьевич проработал три года, под его руководством велось строительство первой домны НЛМЗ, которая в 1934 году дала стране первый чугун. В 1933 году он – технический директор Макеевского металлургического завода имени М.П. Томского, председатель ЦК ИТС (инженерно-технической службы) металлургов Юга.

В 1935 году Котельников вступил в ряды ВКП (б), рекомендацию в партию ему дал нарком тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе [1].

Надежда Алексеевна, педагог по профессии и призванию, активно занималась общественной работой – была председателем бюро жен инженерно-технических работников (ИТР), за что в 1936 году удостоилась ордена «Знак Почета» [2].

В музее хранится пожелтевший от времени листок бумаги со стихотворением «Липчанке-орденоноске Наде Котельниковой», написанным в мае 1936 года родственником ее мужа – С.И. Котельниковым:

2Мы все стремимся к счастью смело,

Нас всех оно манит к себе,

И мысли претворяя в дело,

Мы растворяемся в борьбе.

Пока Тебе из нас липчан

Открылись счастия ворота –

Тебе страною Орден дан,

Народный знак Почета!

Прими же наше поздравленье,

От сердца шлем его Тебе!

Ты в нас умножила стремленье

Быть победителем в борьбе.

Еще не все иссякли силы3

Надежда счастья нас крылит.

Твои успехи нам так милы,

Что силы крепнут, как гранит.

Время испытаний

У них была крепкая дружная семья, любимая работа, материальное благополучие. Во время пребывания в Америке Владимир Григорьевич купил  лимузин марки «Форд» и привез машину в СССР. Жить бы да радоваться, но 4 декабря 1937 года Котельникова арестовали. В то время он работал техническим директором на заводе имени Г.В. Петровского в г. Днепропетровске (Украина). Его обвинили в причастности к антисоветской группе «Промпартия», действовавшей на производстве с целью организации вредительства и террористических актов на заводах. Аресты по «делу Промпартии» велись с начала 1930-х годов. Были расстреляны тысячи инженерно-технических работников, хозяйственников, руководителей многих предприятий страны. В то время любые неполадки в производстве считались происками вредителей.

Почти год длилось следствие. С самого начала Котельников отрицал свою причастность к вредительской антисоветской организации, отказывался подписывать предъявленные ему обвинения по ст. 54-7, 54-11, 58-8 УК УССР: подрыв государственной промышленности, совершенный в контрреволюционных целях путем соответствующего использования госучреждений и предприятий, противодействие их нормальной работе; совершение террористических актов, направленных против представителей Советской власти.

4С целью давления на подследственного в марте 1938 года арестовали Надежду Алексеевну. Три с половиной месяца она провела в одиночной камере днепропетровской тюрьмы [3]. Дома остались дети: 16-летний сын Игорь и 9-летняя дочь Зоя. Узнав об аресте жены, беспокоясь за жизнь своей семьи, Владимир Григорьевич подписал все, что от него требовали. После этого Надежду Алексеевну освободили, а его 1 сентября 1938 года расстреляли. Ему было 42 года. В своем последнем слове на суде за день до расстрела Котельников отказался от «взятых у него силой лживых показаний» и попросил «дать ему возможность доказать свою преданность партии и народу» [4].Но такую возможность ему не предоставили…

Надежда Алексеевнане знала о расстреле мужа и долгие годы надеялась, что он жив. Желая приблизить освобождение Владимира Григорьевича, она собрала материалы, полностью реабилитирующие его. Эти документы направлялись ею во все Высшие инстанции от Прокурора СССР до самого И.В. Сталина [3]. Лишь в марте 1956 года приговор в отношении В.Г. Котельникова был отменен и дело прекращено [5]. Надежда Алексеевна дожила до глубокой старости и умерла в Москвев возрасте 93 лет.

Сохранение памяти

Дети Котельниковых, Игорь и Зоя, пошли по стопам отца, оба стали металлургами. Игорь Владимирович – профессиональный доменщик, кандидат технических наук, Заслуженный металлург Украинской ССР.

Зоя Владимировна – инженер-металлург, много лет являлась сотрудником Министерства Внешней Торговли СССР. Она и продолжила дело матери по реабилитации и увековечению памяти отца. Много лет бережно сохраняла архив и личные вещи родителей, надеясь на перемену политической обстановки в стране. И когда в 1990-е годы открыто заговорили о людях, пострадавших в период сталинских репрессий, подарила семейный архив нашему музею. Сегодня ни Зои, ни Игоря уже давно нет в живых, но память об их родителях жива.

Мемориальный фонд Котельниковых нашего музея насчитывает более 50 единиц хранения. В экспозиции в воссозданном интерьере тюремной камеры можно увидеть личные вещи Надежды Алексеевны - платье, расческу и кружку, которыми она пользовалась, находясь в заключении.

5

Витрина с материалами Котельниковых в экспозиции ЛОКМ

«Мы наш, мы новый мир построим…»

Рядом в витрине – ее фотография, орденская книжка, карманный словарик французского языка. Здесь же находится акт об изъятии ценных вещей во время обыска в квартире Котельниковых и вырванные из книги страницы с басней Крылова «Волк и ягненок». Некоторые строки текста подчеркнуты синими чернилами: «У сильного всегда бессильный виноват», «Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать». Эти страницы передал на волю Владимир Григорьевич, не имея возможности открыто сообщить семье о своей невиновности.Также материалы В.Г. Котельникова представлены в разделе, посвященном строительству Новолипецкого металлургического завода, и в экспозиции «Мы родом из детства», рассказывающей об истории учебных заведений дореволюционного Липецка.

Список источников:

  1. Котельникова З.В. Биографические сведения о Котельникове В.Г., 1991 г., рукопись/ЛОКМ
  2. Котельникова З.В. Биографические сведения о Котельниковой Н.А., 1991 г., рукопись/ЛОКМ
  3. Копия Заявления Котельниковой Н.А., 1939 г., машинопись, 9 л. /ЛОКМ
  4. Котельникова З.В. Последнее слово подсудимого Котельникова В.Г. на суде 31 августа 1938 г., 1991 г., рукопись/ЛОКМ
  5. Справка Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 09.03.1956 г./ЛОКМ

Зав. отделом истории Селезнёва Н.Е.

 

Последователь Мичурина

 

Мы привыкли к тому, что в наше время в центре внимания чаще всего оказываются певцы, артисты, спортсмены и блогеры. Именно они становятся известны всей стране, им посвящают многочисленные статьи и пишут тысячи писем. А вот 60-70 лет назад подобной известностью обладали и представители совсем других профессий.

В фондах ЛОКМ хранится большой комплекс материалов, принадлежавших одному из них – Фёдору Ивановичу Оморокову. Когда-то о нём писали газеты и журналы, ему были адресованы многочисленные письма, приходившие в село Урусово со всех концов страны. Кто же этот человек и что принесло ему такую известность?

Начало увлечения садоводством

1Фёдор Иванович Омороков родился 24 июня 1896 года в селе Старое-Юрьево Козловского уезда Тамбовской губернии. Его мать была домохозяйкой, отец работал фельдшером сначала в Старо-Юрьевской больнице, а затем – в Новиковской учительской школе, находившейся в 7 км от села Старое-Юрьево. Впоследствии Фёдор Иванович вспоминал: «С раннего детства моя жизнь протекала среди садов, окружавших Новиковскую учительскую школу, что имело большое влияние на возникновение у меня интереса к садоводству» [1]. Федя Омороков с удовольствием читал в школьной библиотеке журнал «Прогрессивное садоводство и огородничество», в котором часто печатались статьи выдающихся русских учёных-садоводов – И.В. Мичурина, Н.И. Кичунова, В.В. Пашкевича и других, изучал капитальный труд «Руководство к плодоводству для практиков» известного немецкого садовода Николая Гоше. Впоследствии Ф.И. Омороков писал, что эти занятия и «практические работы в школьном саду» «сыграли решающую роль» в его «увлечении садоводством на всю жизнь» [1].

2После окончания Новиковской учительской школы Фёдор Омороков работал учителем в начальной школе Пронского уезда Рязанской губернии. В 1916 году он окончил «Летние курсы по садоводству при Саженевской сельскохозяйственной школе» [1]. Бесплатные курсы при Саженевской школе садоводства регулярно проводились «для народных учителей и учительниц, хуторян и единоличных владельцев» с 1 июня по 1 июля. Работа курсов включала занятия по садоводству и даже экскурсии. Так в 1913 году «Вестник Рязанского губернского земства» сообщал, что «в конце курсов будет организована образовательная экскурсия в Москву (и С-П-бург) для осмотра плодовых и декоративных питомников, садовых заведений, огородов и изучения рынков сбыта ягод, плодов и овощей»[2].

Затем Фёдор Иванович кратко указывал в своей автобиографии: «С 25/II по 18/XII 1917 г. был в армии, демобилизован по болезни» [1]. После возвращения домой он работал учителем в начальной школе, а с 1921 по 1931 год был заведующим учебным хозяйством и преподавателем сельского хозяйства в Первомайском педтехникуме, созданном на базе той самой Новиковской учительской школы.

В этот период «в порядке личной инициативы» Омороков «организовал два сельско-хозяйственных кружка… и руководил их работой в продолжении 2-х лет» [3] и принял участие в Агросовещании Козловского Уземуправления Тамбовской губернии, состоявшемся 4-7 декабря 1926 года.

3

Участники Агросовещания Козловского Уземуправления Тамбовской губернии, 1926 год. 6-й слева во втором ряду сверху – Ф.И. Омороков. Фотография из фондов ЛОКМ

Кроме того, именно в это время в жизни Фёдора Оморокова произошло очень важное событие, которому на страницах своей автобиографии он уделил особое внимание.

Встреча с Мичуриным

Ф.И. Омороков писал: «В 1925 году осуществилась моя давняя мечта – я посетил И.В. Мичурина» [1].

В то время знаменитый селекционер и его труды были известны и далеко за пределами нашей страны. Ивана Владимировича избрали почётным членом американского учёного общества «Бридерс», а в марте 1913 года он получил из департамента земледелия США послание с предложением переехать в Америку или продать свою коллекцию растений [4]. Но на эти предложения Мичурин ответил отказом, он не собирался покидать Россию и всё-таки дождался признания в своей стране.

В 1925 году он руководил своим питомником в окрестностях города Козлова (ныне город Мичуринск), с 1918 года принадлежавшим новому Советскому государству. В 1925 году в питомнике И.В. Мичурина «уже имелось свыше 30 000 новых гибридов яблони, груши, вишни, черешни, сливы, миндаля, винограда, ореха (фундука), малины, ежевики, крыжовника, смородины, земляники и других плодовых и ягодных растений, выведенных Мичуриным [5].

Фёдор Омороков приехал в питомник в выходной день, но ему посчастливилось не только осмотреть замечательные коллекции растений, но и встретиться с самим создателем питомника. В своей автобиографии Фёдор Иванович писал: «[Мичурин] долго беседовал со мной по вопросам развития садоводства и селекции плодово-ягодных культур. В заключение Иван Владимирович сказал мне: «Смелей берись за селекцию и не бойся трудностей». С этого момента я поставил перед собой задачу – не только размножать существующие сорта, но и создавать новые, более совершенные и лучше приспособленные к местным почвенно-климатическим условиям. Для выполнения этого мероприятия организовал практическую работу по селекции плодово-ягодных культур в учебном хозяйстве Первомайского педтехникума и посадил коллекционный сад с мичуринскими сортами яблонь и винограда»[1].

В Урусовской школе

4В 1931 году Ф.И. Омороков был назначен преподавателем биологии и сельского хозяйства школы села Урусово (ныне Чаплыгинский район Липецкой области) [1]. И на новом месте он продолжил экспериментальную работу, в которой школьники принимали непосредственное участие. О её методике и результатах Омороков написал книгу «Работа на учебно-опытном участке неполной средней школы на основе опыта Урусовской средней школы», «которая была издана Наркомпросом в 1935 г. десятитысячным тиражом» [1]. Фёдор Иванович даже стал научным корреспондентом Центрального научно-исследовательского института политехнического образования, поскольку «он теоретически разработал и представил в Институт ценный материал на тему: «Опытный участок при школе» [6]. Об этом свидетельствует подлинное удостоверение, хранящееся в фондах ЛОКМ.

5Ещё один интересный подлинный документ из персонального фонда Оморокова подписан знаменитым генетиком и селекционером, академиком Николаем Ивановичем Вавиловым. В нём Вавилов положительно отзывался о форме озимой пшеницы, «выделенной тов. Омороковым», и делал вывод, что «выделенная форма заслуживает возможно быстрейшего размножения и проверки её на урожайность в сортоиспытании» [7].

При этом Фёдор Иванович продолжал учиться: в 1937 году он «окончил на заочном отделении Плодоовощного Института им. И.В. Мичурина шестимесячные курсы повышения квалификации специалистов сельского хоз. в области плодоводства за ВУЗ» [1] и таким образом получил высшее образование.

Однако экспериментальная работа сельского учителя не нравилась местному руководству, и только вмешательство Москвы спасло опытный участок от уничтожения. В фондах нашего музея хранится копия письма от известного тогда всей стране академика Т. Д. Лысенко, оно адресовано председателю Троекуровского райисполкома.

Лысенко писал: «Ко мне поступило заявление преподавателя естествознания Урусовской средней школы тов. Оморокова Ф.И. о том, что его опытные работы, которые он уже давно ведет на небольшом (около га) пришкольном земельном участке, в настоящее время директором школы тормозятся. В копии приказа, которую мне предоставил тов. Омороков, говорится, что в виду того, что опытный участок школе не дал никакой практической пользы, опытный участок закрыть, а главная цель, преследуемая приказом, заключается в том, чтобы снять изгородь с опытного участка и загородить места в саду, где проходят посторонние лица.

Мне кажется, насколько я смог ознакомиться с представленным тов. Омороковым материалом, что им ведутся ценные и полезные научно-исследовательские работы и такие работы развивать при школе более чем необходимо. Места же в саду, чтобы не проходили посторонние лица, можно огородить другим материалом, а не снимать изгородь с опытного участка.

Просьба дать указание РАЙОНО, что бы прекратили ликвидацию опытного участка Урусовской средней школы. О принятых Вами мерах по этому вопросу, просьба сообщить по адресу – Москва, Всесоюзная Академия с-х наук им. В.И. Ленина, Т.Д. Лысенко»[8].

Это письмо спасло участок, на котором Ф.И. Омороков создал «несколько новых форм яблони и золотистой смородины» [1]. Они были представлены на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, открывшейся в Москве в 1939 году, а имя Фёдора Ивановича Оморокова занесено в Почётную книгу ВСХВ. А затем исследовательскую работу прервала Великая Отечественная война, в мае 1942 года Ф.И. Омороков был призван в действующую армию,

Известный селекционер

Демобилизовавшись в декабре 1945 года, Омороков вернулся в Урусово, где его ожидало новое испытание. Впоследствии Фёдор Иванович вспоминал: «Во время войны погибли почти все растения, выведенные мною за 12 лет на участке Урусовской школы, а оставшиеся были сильно повреждены. Тяжело переживал я гибель большого количества ценных растений, но веры в свое дело не потерял. С удвоенной энергией я приступил в третий раз выполнять наказ И.В. Мичурина по обновлению сортового состава плодово-ягодных культур» [1].

Для осуществления этой цели он «перешёл в 1948 году на должность садовода в местный колхоз, где развернул опытно-селекционную работу в более широком масштабе и заложил экспериментальный сад на площади в 24 гектара» [1].

Ему «выделили участок рядом с бывшим имением П.П. Семёнова-Тян-Шанского. На шести гектарах – опытно-селекционный участок с виноградником, коллекционный сад и плодовый питомник» [9]. Кроме того, Фёдору Ивановичу было поручено «заняться восстановлением сада и охраной дендрологического парка на территории бывшей усадьбы» [10] «Рязанка», в которой родился выдающийся учёный и общественный деятель П.П. Семёнов-Тян-Шанский. «На этом участке он вырастил 5000 саженцев яблони, которые были использованы для восстановления сада семьи Семёновых» [10].

6В декабре 1948 года Ф.И. Омороков принял участие во Всесоюзном совещании по северному виноградарству, проходившем в Москве. Он много занимался северным виноградарством и вывел целый ряд новых сортов, в том числе «Юбилейный-50». Средний вес одной грозди этого холодоустойчивого сорта винограда достигал 150-180 г.

7Помимо винограда Фёдору Ивановичу удалось создать новые сорта алычи и абрикосов, приспособленные к нашим климатическим условиям. Всего он вывел «30 новых форм плодово-ягодных культур – яблони, абрикоса, алычи, сливы, винограда, чёрной смородины» и крыжовника, устойчивого к поражению мучнистой росой [9]. За эту работу в 1955 году Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени В.И. Ленина наградила Ф.И. Оморокова бронзовой медалью, выпущенной к 100-летию со дня рождения И.В. Мичурина.

В 1950-60-е гг. в газетах и журнал появились статьи о садоводе Калининского отделения совхоза Троекуровский Оморокове и его достижениях в области селекции, а после этих публикаций Фёдор Иванович получал многочисленные письма с разных концов страны. О чём же писали ему тогда совершенно незнакомые люди? Вот строки из некоторых писем, хранящихся в фондах ЛОКМ: «Уважаемый Ф.И. лежа в больнице и читая газету 8«Ленинское знамя», я очень был удивлен Вашими трудами по выращиванию Вами винограда и очень хотел побыть в Вашем хозяйстве…» [11], «нас заинтересовала Ваша большая селекционная работа», «мы хотели бы испытать в наших условиях ряд Вами отобранных сортов и сеянцев разных плодовых культур» [12]. Писали Фёдору Ивановичу не только садоводы-любители из разных городов России, но и «преподаватель и мичуринцы Каунасского Плодоовощного Техникума им. Мичурина» [12]. И он отвечал на вопросы и даже высылал желающим саженцы растений.

Ему было уже за 80, но он продолжал трудиться в колхозе и заниматься селекцией. Фёдор Иванович Омороков скончался 22 апреля 1984 года, совсем немного не дожив до своего 88-летия. В фондах ЛОКМ хранится переданный им самим в 1958-1970 годах комплекс материалов, включающий фотографии, книги, документы, письма и другие материалы – всего более 40 предметов, рассказывающих о непростом жизненном пути урусовского последователя Мичурина.

Список источников:

  1. Омороков Ф.И. Автобиография. 1969 год. Рукопись, 8 с. // ЛОКМ
  2. «Вестник Рязанского губернского земства» № 5, 1913г. / https://62info.ru/history/node/13294
  3. Справка № 100, выданная Ф.И. Оморокову Старо-Юрьевским Волостным Месткомом Козловского уотделения Тамбовского губотдела 30 июля 1926 года. // ЛОКМ
  4. https://rus.team/people/michurin-ivan-vladimirovich
  5. Бахарев А.Н. И.В. Мичурин – великий преобразователь природы. М., 1952. 167 с.
  6. Удостоверение научного корреспондента Центрального Научно-исследовательского института политехнического образования, выданное Ф.И. Оморокову 10 июня 1935 года // ЛОКМ
  7. Справка о форме озимой пшеницы, выделенной Омороковым (подписана академиком Н.И. Вавиловым), 1930-е гг. // ЛОКМ
  8. Копия письма Т.Д. Лысенко председателю Троекуровского райисполкома, машинопись, 1 с. // ЛОКМ
  9. Юданов А. Виноградная лоза. / Вырезка из газеты «Ленинское знамя» // ЛОКМ
  10. Бодунов М.А. Селекционер-опытник / Садоводство, № 11, 1978 г. С. 20.
  11. Письмо Григорьева В.Н. Оморокову Ф.И. от 04.11.1956 г. // ЛОКМ
  12. Письмо Шматавичуса Э. Оморокову Ф.И. от 20.11.1955 г. // ЛОКМ

зав. отделом природы Юнченко А.В.

Александр Уваров – русский самородок

1В собрании фонда музыкальных инструментов Липецкого областного краеведческого музея хранится более 18 предметов, сделанных руками липецкого умельца Александра Михайловича Уварова (1924-2003). Это, прежде всего, самобытные народные духовые и струнно-щипковые музыкальные инструменты. В постоянно действующей экспозиции нашего музея представлены: жалейки, свирель, рожок, кугиклы, гусли звончатые, балалайки, гитара, гармошка диатоническая и другие ударно-ритмические инструменты.

Александр Михайлович Уваров - наш земляк, он родился в деревне Ключики Липецкого района в 1924 году, был участником Великой Отечественной войны. На фронте Александр Уваров пережил все ужасы военного лихолетья, голодал во время Ленинградской блокады, дважды был тяжело ранен, чудом остался жив после сильнейшего сотрясения мозга. После госпиталя он вновь рвался на фронт.

Вернувшись домой с орденами и медалями за боевые заслуги, Уваров окончил Липецкий машиностроительный техникум и по распределению попал на Киевский кабельный завод. Там он участвовал в концертах самодеятельности, пел русские народные песни. У него был очень приятный голос второго тенора. На одном из концертов его услышал преподаватель вокала Киевской консерватории и предложил стажироваться у него, так как ему очень понравился голос Саши Уварова.

В консерватории Уваров познакомился со студентом Андреем Мистюковым - будущим хоровым дирижером и композитором. Окончив консерваторию, Андрей Петрович Мистюков поехал работать хормейстером Воронежского хора и пригласил с собой Сашу Уварова. Так в конце 1952 года Александр Уваров стал артистом Воронежского русского народного хора.

Семейный дуэт

2Там он познакомился со своей будущей женой Марией Морозовой, они пели дуэтом, их вокальные произведения во время многочисленных гастрольных выступлений слушала вся страна. Александр Уваров известен и как первый исполнитель песни «Ой, мороз, мороз…», которую написал совместно с женой в 1955 году, а в 1956 была выпущена грампластинка с записью этой известной песни. Александр и Мария Уваровы были первыми исполнителями всенародного хита. В Липецком областном краеведческом музее хранится подлинная афиша под названием «Исполнители русских народных песен Мария Морозова и Александр Уваров», а также несколько грампластинок с записями этого вокального дуэта.

3В начале 1970-х годов они переехали в город Липецк, где организовали ансамбль русской народной песни «Россиянка» и стали приобщать талантливую молодежь к русскому народному музыкальному творчеству. Александр Уваров и Мария Морозова-Уварова более 35 лет руководили этим ансамблем, который успешно гастролировал и в России, и за границей.

Мастер по изготовлению народных музыкальных инструментов

4Профессиональный солист-вокалист Александр Уваров был еще и талантливым мастером по изготовлению народных музыкальных инструментов. Позволить купить себе хороший инструмент мог далеко не каждый участник ансамбля, поэтому Уваров занялся изготовлением музыкальных инструментов. Он создавал свои шедевры по индивидуальным чертежам, опираясь на свой личный опыт музыканта. В Областном Дворце культуры, где работал Александр Михайлович, а подчас и у себя дома, на кухне он мастерил: балалайки, гусли, флейты и даже гармошки. Нужен был качественный материал – сухое, выдержанное временем, дерево. Александр Михайлович использовал, например, старые рояльные крышки, фортепьянные деки. И, конечно, для изготовления инструментов необходим невероятный энтузиазм и талант мастера. В наши дни, к сожалению не так уж и много таких умельцев, ведь изготовление и игра на старинных народных музыкальных инструментах требует определённых умений, ремесленных хитростей и знаний бытовых традиций. Всем этим судьба одарила Александра Уварова сполна.

Талантливый руководитель и педагог, он обладал, вдобавок ко всему, и большой человеческой добротой. Александр Михайлович прививал навыки игры на всех без исключения музыкальных инструментах, участвующих в выступлениях народного ансамбля «Россиянка». Артисты на всю жизнь запомнили его точные замечания и наставления о способах извлечения звука, приёмах игры, настройке инструмента, аппликатуре (аппликатура – порядок расположения и чередования пальцев при игре на музыкальном инструменте). Александр Михайлович Уваров пользовался большим уважением среди своих коллег по работе. Ему и Марии Павловне Морозовой было присвоено почётное звание «Заслуженный работник культуры РФ».

Зав. отделом региональной культуры Овчинников А.В.

 

Городской голова – Митрофан Алексеевич Клюев

1Городской голова в Российской империи – доверенное лицо горожан, представляющее их интересы перед государственными учреждениями, глава городского самоуправления [1].

Городским головой чаще всего избирался человек, уже заявивший о себе в городе, как уважаемый общественный деятель. В Липецке таким человеком был Митрофан Алексеевич Клюев – купец второй гильдии, происходивший из семьи, владеющей кожевенным производством. Не многие из прежних, да и современных руководителей нашего города могут быть удостоены такой искренней благодарности, как почётный гражданин города Липецка, городской голова с 1903 по 1917 годы Митрофан Алексеевич Клюев. В экспозиции Липецкого областного краеведческого музея «Уездный город» представлен портрет этого градоначальника, который видел своё призвание в служении на благо родного города. Благодаря воспоминаниям современников и архивным документам, мы можем узнать о его добрых делах и многочисленных полезных начинаниях.2

Созидательная деятельность

Липецкий градоначальник был одним из инициаторов и куратором строительства Никольского храма при тюремном замке (возведённого по проекту нашего земляка, видного российского и советского архитектора Ивана Павловича Машкова). 

Митрофан Алексеевич был избран старостой Никольского храма и постоянно вкладывал силы и средства на его содержание и украшение. Он жертвовал личные сбережения на роспись храма и церковную утварь, на покраску куполов и приобретение облачения на святой престол. На собственные средства городского головы при храме был создан церковный хор [2].

Городское реальное училище – самое крупное здание дореволюционного Липецка и Липецкая женская гимназия были построены при непосредственном участии Клюева.

При М.А. Клюеве в Липецке был проложен напорный водопровод, что благотворно влияло на развитие курорта «Липецкие минеральные воды», а, следовательно, и на процветание города в целом. При нём была возведена городская электростанция, появилась телефонная и телеграфная связь. Он лично ходатайствовал об открытии в Липецке нового кинотеатра.

3Благотворительность

Многие благотворительные проекты начала XX века в Липецке и Липецком уезде связаны с именем Митрофана Алексеевича. По его инициативе появилось городское попечительство о бедных в Липецке, при его непосредственном участии началась деятельность попечительства детских приютов в нашем городе, а в 1909 году была создана амбулатория для приходящих больных – первая городская поликлиника. Будучи умным и просвещённым человеком, городской голова осуществил организацию продажи газет в Липецке, для чего были приспособлены будки городовых [2].

Много лет М.А. Клюев являлся председателем Липецкого общества распространения научных и практических знаний имени Петра I, созданного по инициативе его друга - врача Липецкого курорта Михаила Павловича Трунова.

Благодаря бескорыстной деятельности членов общества и его председателя, в нашем городе были организованы музей, общедоступная библиотека, архив, учреждены стипендии для малоимущих учащихся и многое другое. 4

Митрофан Алексеевич являлся почётным смотрителем низшей ремесленной школы, председателем Николаевской женской богадельни, членом общества вспомоществования учащимся в учебных заведениях Липецка, членом местного правления Красного креста, Задонско-Липецкого общества рысистого коннозаводства.

Почётный гражданин города Липецка

Заслуги выдающегося главы города Липецка были высоко оценены властями: М.А. Клюев был награждён золотой медалью на Аннинской ленте и золотой шейной медалью на Владимирской ленте, а в 1912 году удостоен звания «Почётный гражданин города Липецка». С большой благодарностью вспоминали о нём и простые жители города. Так писал о градоначальнике липчанин Серафим Викторович Неверов: «Этот человек был высокообразованный, уравновешенный… Он имел рост средний, носил очки с золотой оправой, с седовато-рыжей бородой, с добрым улыбчивым взглядом, общителен к городским жителям. Часто по пути в городскую управу по дороге он сажал на линейку (легковая конная повозка на несколько человек) нужных ему людей, которые шли с каким-либо поручением и пока доедут до управы линейка полностью заполняется...». Благодаря заботам градоначальника, был облагорожен пруд верхнего железоделательного завода – его стенки были выложены камнем. Когда завершилась прокладка водопровода, «… горожане поминали добрым словом городского голову Клюева, как он избавил их от ходьбы по воду в ключи, это было мучительно и трудно…»[3].

5Митрофан Алексеевич был последним «мэром» Липецка перед Октябрьской революцией 1917 года. В нашем музее хранится листовка, датированная 4 марта 1917 года, в которой М.А. Клюев, принимая революционные изменения в стране, проявляет заботу о жителях города. Он призывает их к «воздержанию от всяких демонстративных выступлений и продолжению занятий мирным трудом,.. дабы неосторожным действием не принести вреда совершающемуся великому делу освобождения народного» [4].

Навсегда Митрофан Алексеевич остался верен родному городу и Родине. Даже в сложные послереволюционные годы, он предпочёл остаться в Липецке. 11 ноября 1924 года в возрасте 76 лет он скончался с диагнозом «кровоизлияние в мозг». Констатировал смерть его давний друг, врач Михаил Павлович Трунов. Похоронен М.А.Клюев на Преображенском кладбище Липецка [5].

Памятник выдающемуся градоначальнику 6

Переоценить заслуги этого деятельного руководителя города невозможно. Но, как известно, «Даже самые славные имена забываются, если их не вспоминать». Чтобы так не случилось с уважаемым и известным всему городу человеком, по инициативе Липецких краеведов, 15 июля 2006 года в сквере на улице Советской был торжественно открыт памятник Митрофану Алексеевичу Клюеву в преддверии его 160-летнего юбилея. Автор – скульптор В. Челядин, архитектор - С. Сошников. 
Высота постамента – 2 метра, высота памятника – 2,5 метра.В 2010 году на 63-й сессии Липецкого горсовета учреждена официальная муниципальная награда – медаль имени Митрофана Алексеевича Клюева. Она «является формой поощрения граждан, принявших активное участие в социально-экономическом развитии города Липецка и ведущих активную благотворительную деятельность» [6]. 

7Список источников:

1. https://w.histrf.ru/articles/article/show/gorodskoi_golova

2. Клоков А. Был в Липецке купец - всему городу отец / А. Клоков // Липецкие известия. - 2005. - 15 июня (№ 23). - С. 18. 

3. Воспоминания Липецкого мещанина С.В. Неверова // Фонды ЛОКМ

4. Листовка «Граждане города Липецка» //Фонды ЛОКМ

5. ГАЛО, ф. Р-18, оп. 3, д. 36, с. 44-44 об.

6. Решение 63-й сессии Липецкого горсовета депутатов 3-го созыва №1233 от 02.03.2010г.//Огни Липецка -2010 -5 мая (№ 5) – с.7

Зав. сектором дореволюционной истории Клокова З.А.

 

Предметы для чаепития из фондов ЛОКМ

Чай – один из самых популярных напитков во всем мире, поэтому в разных странах существуют свои чайные традиции. Но соблюдение этих традиций предполагает использование специальных предметов для чаепития. В России, при сервировке чайного стола помимо традиционных чайных сервизов, использовали приборы и приспособления, составлявшие особенность русского чаепития: начищенный до блеска самовар в паре с подносом, щипчики для колки сахара, стаканы с подстаканниками.

Чай в России

В Россию официально этот напиток попал впервые в первой половине XVII века. В 1638 году монгольский посланник Алтын-хана привез царю Михаилу Федоровичу Романову в качестве одного из ханских подарков чай –«китайскую сушеную траву» общим весом около 4 пудов (около 64 кг). Новый напиток испробовали – чай боярам не очень понравился, да это и понятно: на Руси в то время традиционно пили отвары из ягод и трав. Особой популярностью пользовался горячий сбитень – медовый настой с различными душистыми травами и пряностями. Поэтому, когда запасы привезенного чая кончились, о нем забыли [1].

Спустя 30 лет вернувшееся из Китая русское посольство вновь доставило чай ко двору. На престол уже взошел второй царь из династии Романовых, Алексей Михайлович, а чай в России все еще не был востребован. Помог случай. По одной из версий, у государя заболел кишечник, и не помогали никакие лекарства. Тогда царский лекарь от безысходности решил попробовать в качестве лекарства чай – и помогло! После этого по решению придворного врача чай был причислен к лечебным напиткам и почти столетие продавался в московских аптеках как лекарство [1] .

Начало распространения чая в России связано с европейской модой на чай, возникшей в XVIII веке. Первоначально этот ароматный напиток подавали к столу у представителей богатых сословий, которые следили за всеми европейскими новинками.

В России почти до конца XVIII века чай можно было купить только в Москве на ярмарках, куда его доставляли из Европы, или напрямую, с китайской границы. Путь чая был очень долгим, поэтому из-за высоких транспортных затрат стоимость его в России оставалась очень высокой вплоть до середины XIX века. Фунт (400 граммов) «караванного» чая в Москве в середине XVIII века стоил столько же, сколько 50 кг зернистой икры [1].

 В начале XIX века чай был исключительно дворянским напитком, так как цены на него были очень высоки, но к концу XIX столетия он значительно подешевел и стал общедоступным продуктом. Это произошло потому, что с конца XIX века чай начали разводить на территории современной Грузии, а с 1901 года – на территории современного Краснодарского края. К началу XX века русские купцы вели активные поставки чая в страны Восточной Европы, Турцию, Иран [2].

Традиция русского чаепития возникла примерно в 40-е годы XIX столетия, когда чай начал свое торжественное шествие по России. В это время появляются и развиваются различные производства, связанные с употреблением чая: сахарное, посудное, самоварное и многие другие.

Чайная сервировка

Поскольку способ употребления чая в Европе, а затем и в России отличался от китайских традиций, то и посуда для европейского чаепития выглядела иначе. 1Европейцам пришлось изобретать посуду и способы заваривания чая, определяя тем самым собственные традиции чаепития и круг предметов, для него предназначенных

Так, добавление в чай сливок и молока – европейское изобретение, не встречающееся в традициях китайского чаепития, - привело к появлению таких предметов чайной сервировки, как сливочник и молочник [3].

В Китае чайная посуда на протяжении многих столетий оставалась неизменной, так как китайцы ценили своеобразие каждого предмета. А в российской бытовой культуре XIX века наличие разномастных предметов чайной сервировки воспринималось как проявление безвкусицы, бедности и низкого социального положения.

В XIX веке в европейских странах традиционная чайная сервировка включала в себя: чайницы, чашки с блюдцами, чайник для заварки и чайник для кипятка, сахарницы, молочники и сливочники, чайные ложечки, десертные тарелки, щипчики для сахара, ситечки и т.д.

2

Предметы из чайного сервиза: вазочка, молочник, чайник для заварки, сахарница, чашки с блюдцами. Фарфор. Конец XIX века. Из фондов ЛОКМ.

 

3Отличительной особенностью чаепития по-русски было и остается чаепитие с едой и сладостями. Поэтому русская чайная сервировка, помимо обычного набора чайной посуды, включала в себя посуду для десертов: вазочки, конфетницы, креманки самых разных форм. В них подавались печенья, пирожки, пироги, конфеты, варенье, мед.

Среди предметов чайной сервировки особо выделялись чайницы, в которых хранилась сухая заварка. Главная отличительная особенность чайниц – наличие плотно закрывающейся крышки для герметичности емкости.

4Одним из важнейших продуктов русского чаепития является сахар. До XVII века сахар ввозился в Россию со всех концов Европы, Азии и Африки и долгое время был наряду с кофе и шоколадом колониальным товаром. Привозной сахар был очень дорогим, поэтому почти все сладкие блюда в России готовились на меду. Сахарное производство появилось в России только в начале XVIII века, когда царь Петр 1 запретил ввоз в страну иностранного сахара (кроме сахарного песка). В 1719 году в Петербурге был построен первый сахарорафинадный завод, который работал на привозном сырье – тростниковом сахаре-сырце. И только после Отечественной войны 1812 года русские дворяне, вернувшись из Франции, где в начале XX века уже производили сахар из свеклы, начали осваивать сахарное производство в своих имениях [1].

Сахар, поставлявшийся с сахарных фабрик в бакалейные лавки для продажи, отличался специфическим видом. В процессе выпаривания на фабриках он приобретал характерную цилиндрическую форму. Верхняя, несколько зауженная часть такого цилиндра, обычно остававшаяся неупакованной, имела характерное закругление, напоминавшее голову. Оно-то и дало название всему куску – «сахарная голова».

Привычка экономить сахар привела к тому, что в России стали пить чай с сахаром вприкуску и внакладку. В первом случае сахар откусывали от небольшого кусочка, во втором – размешивали непосредственно в чае. Чай внакладку считался дорогим удовольствием, которое могли позволить себе только богатые семьи.

Сахар к столу подавался в виде довольно больших кусков неправильной формы, которые на кухне предварительно отпиливались или откалывались от сахарных голов. Размер сахарных голов был весьма велик и по весу колебался от 5 до 10 кг. Дробилась такая глыба специальным приспособлением, которое называлось нож-колун. Это были огромные щипцы, одна сторона которых была прочно закреплена на деревянной подставке, а другая – верхняя – свободно поднималась и опускалась, позволяя раскалывать огромные куски сахара.

Сахар можно было купить не только в форме «сахарной головы», но и в виде кусочков: колотый (неправильной формы) и пиленый (ровно отпиленных кусочков), но стоил такой сахар гораздо дороже.

Раскалыванием и распиливанием «сахарных голов» занималась прислуга, а за чайным столом пользовались уже другими предметами – щипчиками для колки сахара на мелкие кусочки (застольными). Самые известные из них – небольшие по размеру щипчики в виде секатора, внешне напоминающие слесарные кусачки [1].

56

Щипчики для колки сахара (застольные). Из фондов ЛОКМ.

Самовар

7Главным символом традиционного русского чаепития считался самовар. По традиции в центр стола, покрытого красивой скатертью, ставился самовар на подносе, который предохранял стол от нагрева и продавался в комплекте с самоваром. Когда вода в самоваре закипала, сверху на него устанавливался заварочный чайник. «Смеркалось. На столе, блистая, шипел вечерний самовар, китайский чайник нагревая…» [4].

Официальной датой рождения русского самовара, согласно письменным упоминаниям, считается середина XVIII века, а именно 1745 год.  Первые образцы «русской чайной машины», как называли наш  самовар европейцы, были изготовлены на Урале, в центре металлургии и металлообработки.

8Самовар – уникальный прибор, который создали русские мастера, взяв за основу различные нагревательные приборы разных национальных культур. Конструкция самовара оказалась настолько совершенной, что в течение всего последующего времени его устройство оставалось практически неизменным, при этом менялись формы, размеры, оформление и материалы, из которых изготавливали самовары.

Во второй половине XVIII века самовары производились на Урале, в Пермской и Московской губерниях, а также в некоторых крупных российских городах. С 20-х годов XIX века роль самоварной столицы Российской империи стала играть Тула, где первая самоварная фабрика было основана оружейниками Лисициными еще в 1778 году. Через столетие в Туле уже насчитывалось 60 самоварных предприятий. Тульские самовары считались самыми лучшими.

9Самовары выпускались различных форм, любых размеров и стоимости. Самой распространенной моделью самовара была «Ваза». Выпускались также модели «Цилиндр», «Рюмка», «Шар», «Репа» и многие другие.

В начале XX века самая дешевая из моделей самоваров – «банка», имевшая  цилиндрическую форму, продавалась на вес: пуд (16 кг) стоил от 18 до 40 рублей (в пересчете на современные деньги – от 1350 до 3000 рублей за кг) [1].

Объем самоваров был от 1 до 10 литров, но для буфетов, трактиров, кабаков, почтовых станций изготавливались многоведерные самовары-великаны. Этот вид самоваров так и назывался – трактирный. В общественных местах, например, на железнодорожных станциях, кипяток нередко предоставлялся бесплатно. И.А. Бунин в своем романе «Жизнь Арсеньева» писал: «С подножки поезда соскакивают люди с чайниками в руках, … спешат в буфет за кипятком» [5].

Подстаканник

В первой четверти XIX века вошли в употребление подстаканники. Они получили распространение после войн, которые Россия вела с Турцией и Ираном в течение первой трети XIX века. Маленькие узкие подстаканники применялись иранцами при традиционном чаепитии – они позволяли держать в руке небольшой стакан грушевидной формы с горячим чаем, не обжигая ладоней.

Подстаканники русской работы были значительно больше по размеру, отличались изысканной отделкой и часто изготавливались из серебра или серебрились. 10Начало массового производства подстаканников относится к концу XIX века. В это время широкое распространение получают изделия из мельхиора (мельхиор – сплав меди, никеля и цинка, внешне очень похожий на серебро). Предметы из «нового серебра» становятся популярным заменителем драгоценного металла. Такое столовое «Серебро» становится доступным для людей среднего и скромного достатка [1].

Чай из стаканов с подстаканниками пили только мужчины, дамам чай было положено пить из маленьких чашек. В конце XIX века подстаканники вошли в моду и стали популярным подарком. Стаканы из стекла считались посудой для бедных, поэтому хрустальные стаканы в серебряных подстаканниках, которыми пользовались люди состоятельные, стали символом социального статуса.

Так повелось, что в России без чая не обходилось ни одно значимое событие в семье или прием гостей. Все важные дела, семейные новости, радостные и печальные вести, зачастую обсуждались именно за чаем, потому что чай в России – это беседа, чай – это разговор, чай – это живое человеческое общение. Недаром есть русская пословица «чай не пить – как на свете не жить».

В наши дни традиции чайного застолья стали забываться. Многие предметы для чаепития уже вышли из употребления, стали музейной редкостью.    В фондах Липецкого областного краеведческого музея бережно хранятся эти вышедшие из моды старинные приспособления для русского чаепития, чтобы будущие поколения знали и помнили о замечательных чайных традициях своих предков.

Список источников:

  1. Басманова Э.Б. Пейте чай, мой друг старинный…Чай, обычаи чаепития и чайный этикет в русской бытовой культуре XVII – начале XX века. Ульяновский дом печати, 2016. С.13-263
  2. Соколов И.А. Чай и чайная торговля в Российской Империи в XIX - начале XX веков. М., 2010. 392 с.
  3. Шатилова Л.И. Чай в Европе. От экзотики к традиции. Гос. Эрмитаж. - Санкт-Петербург: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2008. С.8-9
  4. А.С. Пушкин. Евгений Онегин.
  5. И.А. Бунин. Жизнь Арсеньева.

Младший научный сотрудник экскурсионно-выставочного отдела Торшина О.Б.