+7 (4742) 27-02-12

Клад купца Котельникова

В одной из витрин экспозиции Липецкого областного краеведческого музея «История России в монетах и медалях» выставлены несколько серебряных монет, два серебряных кубка с позолотой и три серебряных портсигара. Эти предметы поступили в собрание музея в 2011 году, когда липецкие археологи передали в фонды Липецкого областного краеведческого музея так называемый клад купца Котельникова.

1Весной 2007 года, на склоне Соборной горы г. Липецка, перед строительными работами проводились, как это полагается, археологические раскопки, в ходе которых в фундаменте дома, находившегося на том месте в конце XIX - началеXX вв., был обнаружен клад. Он представлял собой восьмилитровый металлический котелок, внутри которого помещались 1018 серебряных монет, 48 медных монет, два серебряных кубка и три серебряных портсигара. Клад был завернут в газету от ноября 1917 года [1].

2В связи с тем, что этот клад оказался самым крупным кладом, найденном в Черноземье, в СМИ разразилась сенсация. В газетах наперебой писали о главных версиях принадлежности клада, оценивали его стоимость, сетовали на то, что студенту, обнаружившему находку, не достанется 25 % выплаты, поражались разнообразию и экзотичности некоторых монет в найденной «коллекции». Сюжет о липецком кладе вышел даже на «Первом канале»[2]. Таким образом, клад купца Котельникова стал еще и самым знаменитым кладом Липецкой области.

3

Первая версия

Это название клад получил по первой главной версии его принадлежности. Согласно архивным документам, на месте обнаружения клада в дореволюционное время находился дом знаменитого тогда липецкого купца Павла Алексеевича Котельникова [3]. Павел Алексеевич был одним из самых уважаемых людей города Липецка, в начале 90-х годов XIX века стал почетным членом Липецкого уездного попечительства, а в 1891 году был избран городским головой [4]. 4Кроме того, Павел Алексеевич был ктитором Покровского храма г. Липецка, жертвовал большие суммы денег на его благоустройство и приобретение утвари [5].

5Согласно первой версии, купец, встревоженный революционными событиями, спрятал клад в надежде на лучшие времена. Удивление вызывает характер клада, в нем находились такие монеты, как: 20 куруш Османской Империи, 8 боливийских реалов, Наполеоновские полфранка, рубль Екатерины II, монета эпохи Золотой орды, монеты с двойным номиналом для хождения в Царстве Польском. Однако большинство монет российской чеканки, преобладали николаевские рубли. 6Тот факт, что большое количество монет было уже не в ходу в начале XX  века, многие монеты сильно потерты, повреждены, имеют круглые отверстия (по всей 7видимости, некогда составляли деталь монисто), кроме того, они были спрятаны вместе с серебряными кубками и портсигарами. Это наводит на мысль, что предметы были собраны как серебряный лом. Занимался ли Павел Алексеевич Котельников сбором серебряного лома, нам неизвестно.

 8

 

 

9

Вторая версия

Вторая версия гласит, что клад был спрятан неким липецким чекистом, и серебро – не что иное, как реквизированные у богачей ценности. Версия строится на заявлении о присутствии на кубках и холщевых мешочках с николаевскими рублями инвентаризационных номеров [5]. Однако, в акте передачи клада музею эта информация не подтверждается[6].

10Еще одним аргументом является заявление о том, что после революции в бывшем доме Котельникова располагалась ячейка местного ЧК, а позже в 60-е годы XX века – военкомат [7]. Военкомат там действительно располагался, чего нельзя однозначно сказать о ячейке ЧК. В книге С.А. Разбирина о липецких контрразведчиках сказано, что «решение о создании отдела по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, мародерством и саботажем было принято 13 мая 1918 года на заседании Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Липецкого уезда», а  «штаб-квартира уездной ЧК размещалась сначала на Троицкой (ныне Коммунальной) площади, затем на углу улиц Интернациональной и Зегеля, затем – на улице Первомайской, 39» [8]. Сведений о нахождении ЧК на улице Кузнечной нет.

Таким образом, аргументация обеих версий слишком слаба, чтобы утверждать что-то однозначное, относительно того, кто все-таки спрятал клад в подвале дома купца Котельникова. Также остались неизвестными и обстоятельства, при которых клад был собран. Но все желающие смогут прийти в Липецкий областной краеведческий музей и своими глазами увидеть его в экспозиции «История России в монетах и медалях»

Список источников:

1. Мельников, Е. Н. Охранные археологические исследования в исторической части г. Липецка на ул. Кузнечная // Археологические открытия 2007 года в Липецкой области. Липецк, 2008.  С. 3.

2. https://1tv-ru.turbopages.org/1tv.ru/s/news/2007-03-28/210867-na_odnoy_iz_stroek_v_lipetske_obnaruzhen_kotelok_nabityy_starinnymi_monetami

3. Малюков Сергей. Тайна старых развалин. // Липецкая газета, 24 марта 2007 г., № 59 (22937), С. 1.

4. Юров Сергей. Липецк в прошлом. Усадьбы и их владельцы в конце XVIII – начале XX века. ­­Липецк: 2020. С. 120.

5. Клоков А.Ю., Найдёнов А.А., Новосельцев А.В. Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Храмы Липецка. 2006 С. 149.

6. Акт приема музейных предметов в постоянное пользование от 21 апреля 2011г. № 32 (7938).

7. https://gorod48.ru/news/6651/

8. В Липецке найден клад. // Газета МГ. – 2007, 28 марта, № 13, С 2.

9. Разбирин С.А. Государственная безопасность: из прошлого спецслужб: очерки о липецких контрразведчиках / С.А. Разбирин. - Липецк, 1999. – 239 с.

 

Женевский кабинет Г.В. Плеханова

В этом году 11 декабря исполняется 165 лет со дня рождения нашего выдающегося земляка Георгия Валентиновича Плеханова. Его имя широко известно не только в России, но и далеко за её пределами. Разносторонне образованный человек, философ, видный деятель российского и международного рабочего движения, литературный и музыкальный критик, мыслитель, оратор, публицист – он был одним из самых просвещённых людей своего времени.
Усадьба, где ныне располагается мемориальный музей Г.В. Плеханова, была приобретена его отцом в 1867 году и до конца 1870-х годов находилась в собственности семьи Плехановых. Идея создания музея, посвящённого первому пропагандисту марксизма в России, принадлежит Михаилу Павловичу Трунову – основателю и первому директору липецкого краеведческого музея, собравшему обширную коллекцию по истории революционного движения в России.

История приобретения мемориальных экспонатов Дома-музея Г.В. Плеханова
В 1928 году по предложению советского правительства вдова Плеханова Розалия Марковна перевезла из-за границы библиотеку мужа, его архив, рукописи в Ленинград, где был открыт Дом Плеханова. Так сложилась жизнь Георгия Валентиновича, что 37 лет он вынужден был жить за пределами Родины и дольше всего в Женеве. В 1977 году, когда готовился к открытию липецкий Дом-музей Г.В.Плеханова, из Ленинграда нам были переданы личные вещи Георгия Валентиновича и часть предметов из его рабочего Женевского кабинета. Это не только мебель, но и книги, и вещи, которыми он пользовался.
Плехановы, по воспоминаниям современников, жили очень скромно, и приходившие к ним гости поражались бедностью обстановки. Но в семье была богатейшая библиотека, состоящая из 12 с половиной тысяч томов. Все они были расставлены на полках.

Кабинетная мебель3
Мебель Женевского кабинета представлена тремя предметами: стеллаж книжный, письменный стол и кресло. Стеллаж и стол выполнили по специальному заказу итальянские рабочие за символическую плату. Стеллаж с шестью полками,  фигурными боковинами из сосны, покрыт тёмным лаком. Стол со съёмной, достаточно большого размера – 138х98,7(см) прямоугольной крышкой, также изготовлен из сосны и покрыт тёмным лаком. Стол очень нравился Георгию Валентиновичу, так как на нём удобно размещалось большое количество нужной для работы литературы, и при необходимости его легко можно было перенести с места на место.
2Особого внимания заслуживает мягкое, покрытое тонким ковровым обивочным материалом с цветочным рисунком кресло, в котором любил отдыхать Плеханов. Кресло фабричного производства, возможно, один из самых дорогих предметов мебели в семье. Обивка в нескольких местах протёрта, заштопана, но ни сами Плехановы, ни музейные сотрудники не стали её менять. Этот факт очень красноречиво характеризует и бережное отношение  к вещам, и финансовое состояние семьи Плехановых.

Личные вещи Г.В. Плеханова
На столе находится печатная машинка системы «Mersedes» с латинским шрифтом, на которой Георгий Валентинович печатал свои работы. Машинка была подарена Дому-музею Г.В.Плеханова его дочерьми, когда музей готовился к открытию.
Слева от печатной машинки на столе - фигурный подсвечник с огарком свечи, при свете которой работал Плеханов. Розалия Марковна настолько трепетно относилась к своему покойному супругу, к сохранению памяти о нём, что даже этот огарочек привезла вместе с другими мемориальными вещами.
1Справа от печатной машинки располагается очень необычный для нашего времени предмет – подставка для карманных часов или «подчасник», как называли этот предмет в прошлом. На прямоугольной основе прикреплена ажурная вертикальная подставка с чашечкой из листьев, куда помещались карманные часы. Во время работы за столом можно было периодически отслеживать время, взглянув на стоящие рядом часы. Подставка чугунная, каслинского литья с цветочным орнаментом и изображением двух лежащих животных выглядит очень привлекательно. Плеханов не расставался с ней, куда бы он ни переезжал. По его словам, эта небольшая, выполненная в России вещица напоминала ему о Родине.
4На стене над столом висит чёрно-белая фотокопия фрески Рафаэля Санти «Афинская школа». На ней изображены самые известные и уважаемые мыслители классической эпохи, жившие в разных странах и в разное время - идеальное сообщество учителей и учеников. Эта фотокопия не случайна в Женевском кабинете Г.В. Плеханова. Произведения  практически всех этих философов он хорошо знал. Ведь, как известно, Плеханов владел в совершенстве 6 иностранными языками, а в его обширной библиотеке находились книги на 18 языках народов мира, и все они были прочитаны Георгием Валентиновичем, судя по его пометкам на полях.
Слева и справа от «Афинской школы», расположены два барельефа, выполненные скульптором Б. Шатцем в 1894 г.: слева - барельеф с портретом любимого современного ему мыслителя Карла Маркса. Барельеф вмонтирован в деревянную подставку, обтянутую бархатной бордовой тканью. С правой стороны – потрет Антона Рубинштейна, российского композитора, чью музыку хорошо знал и любил Плеханов. В музыке Георгий Валентинович очень хорошо разбирался и был замечательным музыкальным критиком. Барельеф Рубинштейна также вмонтирован в деревянную подставку, которая обтянута бархатом синего цвета.

Фотографии друзей
В нижнем ряду над столом – фотопортреты людей, с которыми Плеханов познакомился за границей. Оторванный от Родины, он радовался каждой встрече с людьми, приехавшими из России. Со знаменитым революционным писателем А.М.Горьким Плеханов познакомился в 1907 году, ездил к нему на остров Капри, где Горький лечился, читал его произведения и даже критиковал философско-религиозные воззрении  Алексея Максимовича.
В 1904 году Плеханов лечился в Швейцарии, где познакомился с приехавшим на курорт после ранений и контузии командиром легендарного крейсера «Варяг» Всеволодом Фёдоровичем Рудневым. По тому времени капитан Руднев был одним из наиболее передовых офицеров флота. Во время длительных прогулок Плеханов познакомил Всеволода Фёдоровича с основными идеями марксизма, а тот, в свою очередь, рассказывал о героизме русских моряков, о казнокрадстве части офицеров, о настроениях прогрессивной интеллигенции России.
Тесные дружеские отношения сложились у Плеханова с композитором Александром Николаевичем Скрябиным. Во время своих встреч Скрябин и Плеханов беседовали об искусстве, о Родине, говорили о революционных событиях в России в 1905 году, о вооружённом восстании в Москве.
Известный русский библиограф Николай Александрович Рубакин оказал Плеханову большую помощь в работе над «Историей русской общественной мысли», советуя в выборе книг и знакомя с новинками литературы. В свою очередь, Плеханов помогал Рубакину при подготовке его работы «Среди книг» Именно по рекомендации Плеханова, Николай Александрович включил в неё ряд произведений В.И. Ленина.
В 1909 году семья Плехановых неоднократно принимала у себя замечательного русского певца Фёдора Ивановича Шаляпина. Бывая у Плехановых, Шаляпин много пел, особенно часто – русские народные песни. Георгий Валентинович позже любил рассказывать о встречах с певцом, о его таланте, творчестве.
Самую большую часть мемориального фонда Г.В. Плеханова составляют книги, посвящённые нашему великому земляку, произведения выдающихся философов и, конечно же,  статьи и книги самого Георгия Валентиновича. Небольшая часть этих изданий находится на стеллаже в Женевском кабинете Плеханова.
Все перечисленные мемориальные вещи Георгия Валентиновича представлены в экспозиции дома-музея Г.В. Плеханова.

Зав. сектором дореволюционной истории З.А. Клокова

 

Николай Россов - трагик русской сцены

В Липецком областном краеведческом музее на выставке, приуроченной к 100-летию Липецкого академического драматического театра им. Л.Н. Толстого, экспонируются раритетные театральные костюмы известного в первой половине 20 века актёра-трагика, Заслуженного артиста РСФСР Николая Петровича Россова. Костюмы, в которых артист играл свои бессмертные роли (принца Гамлета и короля Ричарда III), нашему музею передала дочь Николая Россова Людмила Николаевна.

1

Детство и юность известного актёра
       Николай Петрович Россов – наш земляк, сын небогатого усманского мещанина Петра Фёдоровича Пашутина. Его отец служил конторщиком в имении Шеншина в небольшом селе Васильевском Чемлыкской волости Усманского уезда, ныне Добринского района. Здесь и родился 28 декабря 1864 года будущий неподражаемый трагический актёр. Впоследствии фамилию Пашутин Николай Петрович поменял на творческий псевдоним Россов в надежде, что это поможет его актёрской деятельности. Детство и отрочество артиста прошли в большой нужде. Отец умер, когда мальчику было четыре года. Семья переехала сначала в Задонск, а затем в Воронеж. Николай окончил Воронежское уездное училище.
 Оставшись на попечение бабушки, он определился на работу учеником слесаря в железнодорожные мастерские станции Воронеж. Но юношу больше интересовали книги, декламирование стихов и трагических монологов. Это раздражало полуграмотного мастера, и он, застав молодого ученика на работе за чтением, так рассвирепел, что ударил мальчика головой о верстак. Последствиями этого удара были заболевание эпилепсией, от которой удалось вылечиться, и заикание, оставшееся на всю жизнь. Впоследствии заикание мешало его актёрской работе и принесло ему много страданий.

Начало творческого пути
Работа в мастерских была оставлена и, при содействии своего гимназического учителя, Николай устроился писцом в земскую управу. Жалование его в то время составляло 18 рублей в месяц, но юноша экономил деньги, чтобы попасть на спектакли приезжавших в Воронеж гастролёров. В полном одиночестве, 7-8 лет он готовил классический репертуар, стараясь перебороть своё заикание. Одновременно Николай перечитал всё, что мог достать о театре и любимых авторах.
Увлечение театром было так велико, что он, накопив 200 рублей, уехал в Москву с мечтой выступить на сцене. Вначале его приняли в Общество искусства и литературы. В то время начинающий К.С. Станиславский ставил там спектакли, и Россов репетировал роли Гамлета, Уриэля Акосты, но из-за строптивого характера, нежелания признавать и принимать догмы обучения его в буквальном смысле изгнали из театра. Россов действительно всю жизнь не принимал какие-либо театральные школы. Он называл себя актёром транса и вдохновения,  комедиантом - не в ироническом, а в возвышенном значении слова.
Определившись в частный театр известной тогда москвички Е.Н. Горевой, Россов тоже не нашёл себя. Актёры считали его «не от мира сего» и даже потешались над ним. А он упорно продолжал работать, репетировал даже по ночам, оставшись один, в театре. Но, поняв, что и в этом театре ему не пробиться, Николай Россов уехал в Пензу, где предложил себя на роль Гамлета.

  Долгожданный триумф
2И вот 18 февраля 1891 года состоялся дебют 26-летнего актёра, который имел громадный, невиданный для провинциального города, успех. Из театра Н.П. Россова вынесли на руках, да так качали и кидали, что чуть не уронили… О нём заговорила пресса, в том числе и столичная, появились публикации в театральных журналах. До сих пор никому не известный дебютант сразу получил ряд предложений.
Дав ещё несколько спектаклей в Пензе, Россов уехал в Тамбов, оттуда в Воронеж. И здесь он произвёл фурор. «Злобу дня нашего города», - отмечала губернская газета, - «в настоящее время составляют гастроли молодого талантливого артиста Николая Петровича Россова, выдвинувшегося из мрака неизвестности в прошлый сезон в Пензе…» [3].
Из Воронежа Россов отправился в Петербург, где играл в театрах Панаева, Суворина, затем вновь уехал с гастролями в провинцию. Везде играл только классические роли, ограничив себя сравнительно узким репертуаром трагедии и романтической драмы.

Талантливый актёр и литератор
3Современники в один голос отмечали, что Россов был человеком высокой культуры, к тому же весьма одарённым литератором. Он самостоятельно изучил английский язык, чтобы не только прочитать в подлиннике, но и самому сделать перевод драмы В. Шекспира «Гамлет». Кроме того, Николай Петрович изучил французский язык и перевёл на русский четыре пьесы В. Гюго. Им написано много статей по искусству, напечатанных в театральных журналах, изданы три его собственные пьесы.    
 Талантливый трагик всю свою творческую жизнь провёл в гастрольных разъездах и подолгу не мог задержаться ни в одном театре страны. Веря лишь в творческую интуицию, артист отрицал значение театральных школ, выступал на сцене по вдохновению и перевоплощался до неузнаваемости. Советское правительство по достоинству оценило благородную самоотверженную деятельность Н.П. Россова. В 1926 году ему было присвоено звание Заслуженного артиста РСФСР.
     До конца своей жизни, даже в последние годы, несмотря на глубокую старость, он мечтал о сцене. Николай Петрович Россов скончался 30 января 1945 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Когда с ним прощались старые деятели сцены, у его изголовья висела старая лиловая афиша с крупно напечатанным словом «Гамлет» – названием пьесы, с образом героя которой он прошёл всю свою жизнь.

Список источников:
1. Комяков Д. Артисты из Усмани. Новая жизнь [Усманский район].–  
    28.11.96 г
2. Театральная энциклопедия. – М., 1965. – Т. IV. – Ст. 664-665.
3. Деятели искусства: библиогр. указ. / Липецкая ОУНБ, Информ.– библиогр.
   отдел. – Воронеж, 1982. – С. 29-30.

Зав. отделом региональной культуры Овчинников А.В.

 

Преподаватель липецкой женской гимназии Н.В. Орлов

Николай Васильевич Орлов – один из подлинно народных художников русской деревни конца XIX – начала XX века.

1Картины художника-передвижника Н.В. Орлова находятся в ряде крупнейших музеев нашей страны – Государственной Третьяковской галерее, Государственном центральном музее современной истории России (бывший Центральный музей Революции СССР), Государственном Историческом музее и ряде других.
Одно из его живописных произведений хранится в фондах Липецкого областного краеведческого музея.

Начало творческого пути
«Николай Васильевич Орлов родился 26 апреля (8 мая по н.с.) 1863 года в селе Буйцы Епифанского уезда  бывшей Тульской губернии. Отец его умер рано, оставив жену с двумя малолетними детьми без средств к существованию. С ранних лет мальчик чутко воспринимал окружающее, видел  вопиющую нужду крестьян, несправедливость и жестокость» [1].

Будущий художник с детства проявлял большой интерес к рисованию, и, когда Коле исполнилось 13 лет, брат его матери, иконописец, взял подростка к себе в иконописную мастерскую учеником.

Мать Николая была вынуждена уехать в Москву и наняться в прислуги. Однажды Орлов приехал к ней, взяв с собой свои работы, которые увидела хозяйка матери, хорошо разбиравшаяся в живописи. Картины юноши ее заинтересовали и, показав их знакомым художникам, она посоветовала Николаю обязательно учиться.
В 1882 году девятнадцатилетний Орлов успешно сдал экзамены в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Николай был беден и не всегда мог оплатить своё обучение, но руководство Училища зачастую освобождало его от оплаты, как одаренного ученика.
2В то время в училище преподавали известные художники В.Е. Маковский, В.Д. Поленов, И.М. Прянишников, С.А. Коровин и другие. От них Николай Васильевич перенял демократические традиции передвижничества, а позже, в 1894 году сам стал членом Товарищества передвижных художественных выставок.

Основной темой творчества молодого живописца стало изображение невыносимо тяжелой жизни крестьянства. Эту жизнь Николай Васильевич знал не понаслышке, так как родился и вырос в деревне.

В 1887 году, закончив изучение цикла общеобразовательных предметов в Училище живописи, ваяния и зодчества, Николай Орлов женился. Валентина Валентиновна, полностью разделявшая взгляды Николая Васильевича, стала ему верной спутницей жизни.

Встреча с Л.Н. Толстым
В 1892 году Орлов в завершение своего художественного образования, представил комиссии Училища выпускную работу – картину «Умирающая», в которой очень реально и убедительно показал нищету народа и его горе. Эта работа была высоко оценена: Орлов по окончании Училища получил Большую серебряную медаль и звание классного художника.
3В 1894 году картина «Умирающая» была представлена художником на XXII Передвижной выставке Товарищества передвижников в Петербурге и произвела сильное впечатление на зрителей, в том числе и на Л.Н. Толстого. Лев Николаевич пожелал встретиться с ее автором. Здесь же на выставке и произошло знакомство Н.В. Орлова с Л.Н. Толстым.
Тематика картин молодого живописца, затрагивающая важные вопросы жизни дореволюционного крестьянства, была близка Л.Н. Толстому, который очень ценил творчество Орлова и так отзывался о нем: «Даровитый, даровитый человек! И человек, который думает сердцем. Он знает народ и любит его».
Позже, в предисловии к альбому «Русские мужики. Картины художника Н. Орлова» Лев Николаевич написал: «Орлов – мой любимый художник, а любимый он мой художник потому, что предмет его картин – мой любимый предмет. Предмет этот – это русский народ…» [1]. Семь репродукций произведений Орлова знаменитый писатель повесил в своем рабочем кабинете в усадьбе «Ясная Поляна».

«Художник-обличитель»
По окончании Училища живописи, ваяния и зодчества Орлов вместе с семьей жил в село Кулешово Калужской губернии, где в течение нескольких лет продолжал работать над картинами по крестьянской тематике. Этот период творчества Николая Васильевича наиболее плодотворный. Здесь были написаны его картины «Возвращение со службы», «Подати», «Проводы переселенцев», «Перед посевом» и ряд других.

В ноябре 1898 года художник вместе с семьей переехал под Москву, в Обираловку, но простудившись, тяжело и надолго заболел. Только спустя почти год Николай Васильевич смог снова приняться за работу над начатой ранее картиной «Попалась». Эта работа была представлена на XXVIII художественной выставке Товарищества передвижников в 1900 году. Но с выставки она продана не была, так как по своему содержанию не подходила русским меценатам. Не найдя покупателя в России, Орлов позже продал ее владельцу картинной галереи в Берлине.

В 1902 году Орлов снял квартиру-мастерскую в Москве и приступил к работе над картиной «Освятили», которая считается одним из лучших его произведений. История этой картины печальна: Орлов стал жертвой аферы прожженного американского дельца, который взялся продать картину в Америке, но забрав ее, исчез. Через некоторое время художник узнал, что его картина была продана в Сан-Франциско за 39 тысяч долларов, из которых он не увидел ни копейки.

Орлов избрал трудный путь художника-обличителя, и почти все его полотна – это протест против бесправия и эксплуатации крестьянства. Некоторые картины Орлова или не допускались на выставки, или снимались с них. Из-за специфики картин продать их было довольно сложно, поэтому у художника зачастую просто не было средств к существованию.
Конечно, уже известный к тому времени живописец Орлов мог бы легко зарабатывать на жизнь, создавая картины на модные в то время темы, но никакие материальные трудности, неудачи и лишения не могли заставить его изменить своим взглядам и идеям, которым он твердо следовал.

«В 1903 году художник познакомился со знаменитым писателем А.М. Горьким, который уделял серьезное внимание творчеству Орлова и ценил обличительный характер его картин. В трудные моменты жизни художника Горький оказывал ему моральную и материальную поддержку и нередко изыскивал для него пути и возможности к временному заработку» [1].

В поисках заработка Орлов вынужден был очень часто уезжать в различные губернии центральной России. Но где бы он ни был, художник старался использовать любую возможность для творческой работы: обдумывал сюжеты своих новых полотен, подбирал для них материал, делал различные зарисовки, писал этюды и, несмотря на постоянную нехватку материальных средств, находил возможность осуществления своих замыслов.

Липецкий период
4«В 1913 году Орлов наконец оставил вечную погоню за случайными заработками. Судьба привела уже немолодого, сложившегося художника в Липецк, где он получил место учителя рисования в женской гимназии. Вскоре он перевез сюда и свою многочисленную семью» [2].

Липецкие гимназистки очень уважали и любили Николая Васильевича. Из воспоминаний одной из учениц Н.В. Орлова: «Учась в Липецкой женской гимназии, к нам прибыл учитель рисования Николай Васильевич Орлов. Начиная с первого урока, Николай Васильевич нас очень расположил к себе своею добротою и ласкою.
5Я лично не имела призвания к рисованию, оно мне давалось с трудом, а вот с появлением Николая Васильевича, у меня были успехи и заинтересованность к рисованию. Наша детская любовь к Николаю Васильевичу с каждым днем увеличивалась… Николай Васильевич нам очень много рассказывал про жизнь крестьян, мы могли часами его слушать. Много показывал своих картин, которыми мы восхищались... С возрастом мы оценили Николая Васильевича как 6замечательного художника, да и его картины многое сказали о его переживаниях. В его картинах такая вложена искренность, что можно часами смотреть, не отрываясь. Мы, его бывшие ученицы, помним о нем, а хотелось, чтобы все наши люди узнали о замечательном художнике Орлове» [3].
В Липецком областном краеведческом музее хранятся рисунки учениц Липецкой женской гимназии, у которых преподавал рисование Николай Васильевич Орлов.

«В 1915 году в разгар первой мировой войны, Орлов критически оценивал политические события и не был склонен прославлять ратные подвиги русских солдат и призывать сражаться за «веру, царя и Отечество». Он написал картину «Портрет военного» («Проклятый 1914 год»), на которой изобразил призванного в армию человека с университетским образованием (судя по нагрудному знаку), вынужденного по необходимости покинуть привычную среду и надеть военную форму. Прообразом героя этой картины послужил один из липецких знакомых художника» [2].  
Картина «Портрет военного» представлена в разделе экспозиции ЛОКМ «Русская доблесть», посвященном Первой мировой войне 1914 года.

После Октябрьской революции
Октябрьскую революцию 1917 года Николай Васильевич встретил с радостью. Продолжая работать преподавателем рисования в Липецкой женской гимназии, переименованной после революции в Единую трудовую школу, и стремясь помочь молодой Советской власти, «он старался средствами искусства вместе с народом вести борьбу с контрреволюцией, голодом и разрухой» [4].

Николай Васильевич с присущей ему кипучей энергией стал заниматься совершенно несвойственной для него работой: художественно оформлял транспаранты для демонстраций, рисовал плакаты, призывающие народ к борьбе с голодом, с врагами революции. Для липецкого Народного дома он написал большой портрет В.И. Ленина, позже – портреты К. Маркса, Ф. Энгельса и многих выдающихся революционеров.

Живя и работая в Липецке, Орлов, будучи известным художником, с большим энтузиазмом вместе со своими товарищами-художниками оформлял народные дома и клубы, проводил беседы и читал лекции по искусству, а также принимал участие в организации изостудий для липецкой молодежи.
«В 1918 году после покушения на Владимира Ильича Ленина, когда жизни вождя угрожала опасность, Орлов послал Ильичу альбом репродукций своих картин (хранящийся теперь в библиотеке В.И. Ленина в Кремле) с дарственной надписью: «Брат мой! Желаю Вам дожить до всходов и жатвы человеческого счастья. …Чем богат, тем и рад…» [4].
В 1920 году Н.В. Орлову, желавшему участвовать в устройстве новой жизни в деревне, удалось попасть на прием к В.И. Ленину и получить разрешение на создание сельскохозяйственной артели по коллективной обработке земли на Кубани. В том же году он вместе с семьей уехал из Липецка.

Пережив всевозможные трудности организационного периода, с/х артель развивалась, показывая преимущество коллективного ведения хозяйства. Жители окрестных станиц стали интересоваться работой артели, которая, помимо всего прочего, оказывала безвозмездную помощь беднякам, что не могло не вызвать озлобления у противников Советской власти.

В конце июля 1922 года семью Орловых постигло тяжелое несчастье. Вечером в степи, по дороге к полю, на котором убирали урожай работники артели, были схвачены, а позже убиты трое детей Орлова: сын Дмитрий, дочери Софья и Елена, которой было всего 12 лет. Были похищены лошади и сельхозинвентарь – в результате всех этих событий артель прекратила свое существование.

«После произошедшей трагедии Николай Васильевич долго боролся с состоянием тяжелого нервного потрясения: уехал в Майкоп, даже некоторое время руководил изокружком, но так и не смог окончательно оправиться от такого удара» [1]. В апреле 1924 года его перевезли в Москву в связи с резким ухудшением состояния здоровья, именно там 5 августа 1924 года оборвалась жизнь художника.

Спустя три дня, «Газета «Известия» опубликовала некролог, в котором говорилось: «Николай Васильевич Орлов – автор многих картин из крестьянской жизни прошлого времени. Он знал быт и страдания крестьян, а его мастерски написанные полотна представляют большую ценность для изучения дореволюционной деревни» [1].

Так закончился жизненный и творческий путь бывшего преподавателя Липецкой женской гимназии, художника-гражданина Николая Васильевича Орлова».

Список источников:
1.    Софронов С.И. Художник-передвижник Н.В. Орлов. Москва Искусство. 1965. С.7-123
2.    Цупко Т.Д. Липецкий областной краеведческий музей. Сокровища русского искусства. Москва. Белый город. 2005. С.30
3.    Лаврова Е.М. Воспоминания о замечательном художнике Николае Васильевиче Орлове. Март 1965 г. // ЛОКМ.
4.    Письмо С.И. Софронова (мужа дочери Н.В. Орлова – Надежды Николаевны) директору Липецкого областного краеведческого музея, рукопись, 14.07.1965 г. // ЛОКМ.

Младший научный сотрудник экскурсионно-выставочного отдела Торшина О.Б.

 

Альбом Мушкетова

Быстро меняется наша жизнь, уходят в прошлое предметы, которые когда-то были в каждой семье. Альбомы с картонными листами, часто с пергаментной бумагой между ними, хранили историю рода, в основном, семейные фотографии, а иногда открытки, репродукции картин. Слово «альбом» происходит от латинского слова «белый», белыми были его чистые листы, которые каждый мог заполнить по своему усмотрению – стихами, рисунками, фотографиями.
Среди альбомов были и прекрасные подарочные издания. В фондах Липецкого областного краеведческого музея хранится именно такой уникальный альбом, принадлежавший И.В. Мушкетову.

Уникальный альбом
5Альбом большого формата, крышки обтянуты фиолетовым бархатом, по углам металлические фигурные накладки, обрез золотого цвета, частично сохранился замок, на который он должен был закрываться. На его обложке золотыми буквами вытеснена надпись: «Профессору Ивану Васильевичу Мушкетову отъ Липецкого городского общества». На первой странице штампы различных библиотек и надпись: «Материалы к истории города Липецка, Тамбовск. губ. и Липецких минеральных вод. Альбом фотографий. 1883 г.» [1].
На картонных листах альбома приклеены чёрно-белые фотографии видов Липецка – 31 фотография размером 18 х 25 см и одна панорамная, причём перечня фотографий нет. Автор всех снимков – «фотограф Цаплин в Липецке» и только на панорамном снимке есть инициалы – В. Цаплин [1]. Каждая фотография заключена в узкую рамочку, углы которой украшены растительным орнаментом. Подписи под фотографиями отсутствуют, и теперь не всегда можно узнать  место, представленное на снимке. 2
Листая страницы этого альбома, мы невольно совершаем путешествие в прошлое: в Липецк последней четверти 19 века. На первом снимке – общий вид небольшого уездного города, на остальных запечатлены здания, которые теперь стали памятниками истории и архитектуры: Христорождественский собор, Древне-Успенская церковь, курортная гостиница.
Конечно, в альбоме помещена и фотография самого первого липецкого памятника – памятника Петру I на Петровском спуске. На нескольких снимках мы видим панораму уникального места нашего города – Каменного лога, по склонам которого теснились маленькие, крытые соломой домики.

Этот красивый альбом с видами города был подарен «Липецким городским обществом» на память «профессору Ивану Васильевичу Мушкетову» [1].

3Профессор Мушкетов
Иван Васильевич Мушкетов – известный русский учёный, профессор Петербургского горного института, путешественник, член Императорского Географического общества.
Ему было отпущено всего 52 года, но за это время он снискал мировую славу, стал одним из выдающихся русских географов и геологов. Именем Мушкетова названы горные хребты, ледники, вулканы, проливы и железнодорожная станция. Родился он в 1850 году в станице Алексеевской округа Войска Донского, в семье казака. После окончания Новочеркасской гимназии учился в Петербургском горном институте (как стипендиат Войска Донского). Ещё во время учёбы Иван занялся научными исследованиями в области геологии и географии. После окончания института он много путешествовал по Уралу, Средней Азии, открыл ряд месторождений полезных ископаемых. Именно по его инициативе в России была создана служба наблюдений и прогнозов землетрясений, организованы сейсмические станции. За исследования, охватившие всю нагорную часть Туркестанского края, в 30-летнем возрасте И.В. Мушкетов получил высшую награду Русского Географического общества – золотую Константиновскую медаль.
1А три года спустя в июле 1883 года Иван Васильевич Мушкетов прибыл в Липецк. Исследователь истории Липецкого курорта, известный краевед и создатель нашего музея М.П. Трунов писал: «В 1883 г. правительство командировало проф. Мушкетова для геологического обследования» [2]. В выданном ему отпускном документе было указано: «…Геологический комитет, согласно ходатайству Медицинского департамента командирует Ваше благородие на 3 месяца для исследования геологических условий Липецких минеральных источников с выдачей Вам для прогонов до города Липецка и обратно 162 рубля 18 копеек…» [3].
В течение трёх летних месяцев Иван Васильевич объехал весь уезд, провёл общее геологическое и гидрологическое обследование, составил геологическую карту Липецкого уезда, изучил водоносные горизонты и дал объяснение образованию минеральной воды.
А.С. Толстов в своей книге «Лето на Липецком курорте» (1902 год) писал: «Исследования профессора Мушкетова показали, что главной основной или коренной слой минеральной воды залегает по северо-восточному склону Воронежской горы под валунными отложениями, в толщах меловых пород» [4]. А директор Липецких минеральных вод Н.Н. Макшеев на страницах своей книги «Липецк, минеральные воды и грязелечебница» (1900 год) приводил слова Мушкетова: «Липецкие источники драгоценны особенно потому, что они дают большое количество холодной железистой воды темпер. 7-9 градусов Цельсия, в которой так нуждается наша лучшая бальнеологическая станция Железноводск». При этом Мушкетов сравнивал липецкую воду с водой железноводских источников и отмечал, что «содержание углекислой закиси железа в водах липецких источников в 5-6 раз больше, чем в воде железноводских источников» [5].
Отчёт об исследованиях И.В. Мушкетов опубликовал в «Трудах геологического комитета» (т. I, №4) под названием «Геологический очерк Липецкого уезда в связи с минеральными источниками г. Липецка».
4Исследования профессора Мушкетова имели не только научное значение, они сыграли важную роль в дальнейшем развитии Липецкого курорта. До его приезда действующие источники «почти иссякли» [6] и уже не удовлетворяли возрастающую потребность курорта в минеральной воде, поэтому он «заложил в некоторых местах шурфы, где потом были вырыты колодцы минеральной воды» [4]. Источник № 7, заложенный на месте шурфа Мушкетова, впоследствии обеспечивал минеральной водой бюветное здание и дал в три раза больше минеральной воды, чем все источники, действовавшие до этого.
В сентябре 1883 года члены правления курорта Липецкие минеральные воды послали в Геологический комитет благодарственное письмо, в котором говорилось: «…будучи свидетелями энергичных и неусыпных трудов старшего геолога Комитета адъюнкт-профессора Ивана Васильевича Мушкетова… долгом считаем выразить свою искреннюю признательность Комитету за столь внимательный и счастливый выбор на пользу общественному делу в упрочении лечебной станции в городе Липецке…» [3].
В память о работах по изучению липецких источников, проведённых И.В. Мушкетовым, Липецкое городское общество и преподнесло ему такой замечательный подарок – альбом с видами города Липецка.

Список источников:
1)    Альбом «Профессору Ивану Васильевичу Мушкетову отъ Липецкого городского общества», 1883 г. // ЛОКМ
2)    Липецкий курорт Центрально-Черноземной области 1803-1928. К 125-летию со дня основания. - Липецк, 1928. 46 с.
3)    Яблонский А. Исследователь Липецких минеральных вод // Добрый вечер. – 2005. – 26 янв. (№ 4). – С. 7.
4)    Толстов А.С. Лето на Липецком курорте. - М., 1902. 108 с.
5)    Макшеев Н.Н. Липецк, минеральные воды и грязелечебница. - М., 1900. 90 с.
6)    Мушкетов Иван Васильевич / Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Том XX. – С-Пб, 1897. С. 254.

Старший научный сотрудник отдела фондов Красникова О.И.