+7 (4742) 27-02-12

Штрихи к портрету героя на войне. Сергей Гусев

1У меня в руках пожелтевший от времени листок фронтового письма, адресованного Наташе Гусевой в город Липецк 4 ноября 1944 года. Автор письма – её старший брат, капитан Сергей Иванович Гусев. Это его последняя весточка с фронта. 18 января 1944 года заместитель командира батальона по политической части капитан Гусев Сергей Иванович в рукопашном бою за город Гумбиннен в Восточной Пруссии был смертельно ранен.

Мне выпало счастье познакомиться с родной сестрой капитана Сергея Гусева – Натальей Ивановной. Волнуясь, рассказывала она о том, что бережно с детских лет хранила её память. Её воспоминания дополняют живыми деталями то, что мы знаем о Сергее Ивановиче, о его жизни и подвигах.

Воспоминания сестры героя

Наташа (Ната) была в семье самой младшей. Сергей (старше её на 11 лет) особенно любил маленькую сестрёнку. Окончив ремесленное училище, он пошёл работать. Всякий раз спрашивал у неё: «Ну, что тебе с получки купить?». И она, провожая брата до калитки, отвечала: «булочку». Наталья Ивановна вспоминала, как подарил он ей тапочки, отрез на платье. «Он всё дарил от чистого сердца, поэтому так всё и дорого», – говорила она. «Серёжа был очень заботливый и очень для всех желанный, с ним вместе в дом как будто радость входила» [1]. Он любил петь, играл на гармошке, а младшая сестрёнка всегда была рядом, весело выводила звонким голосом частушки, приплясывала. В день его свадьбы с Марусей счастливая Наташа бежала впереди процессии в новой, подаренной братом кофте.

На третий день войны призвали в армию отца – Ивана Кузьмича. Сергей тоже рвался на фронт, и когда, наконец, его просьбу удовлетворили, он пришёл домой взволнованный, возбуждённый. Купил сестре Нате пальто и объяснил: «Может, долго придётся воевать, а старое износилось. Носи, сестрёнка…»[1]. Однажды в 42-м, когда дома одни женщины при тусклом свете керосиновой лампы с тревогой слушали «чёрную тарелку» - радио, неожиданно на пороге родного дома появился Сергей! Военная служба занесла его после тяжёлого ранения в близлежащие к Липецку края. И ему удалось выкроить два дня, чтобы повидаться с родными. Через некоторое время опять радость. 2Сергей сообщил, что пока находится недалеко, и кто-нибудь из родных может к нему приехать. Мать и невестка посмотрели друг на друга. Каждой очень хотелось сказать: «Поеду я». И каждая сдержалась. Мать рассудила так: «Поезжай, Маруся, ты ему сейчас нужнее, а о Ниночке не беспокойся» [1], - и приняла из рук счастливой невестки грудного ребёнка.

Вспоминала Наталья Ивановна и тот горький день, когда принесли похоронку. Они с Марусей как раз ездили в лес за дровами. Вернулись, Наташа - в сени. Видит – письмо, почерк чужой. Подбежала Маруся, выхватила письмо, да как закричит… «А потом посылку прислали. В ней китель, брюки, фотографии Серёжины» [1], - рассказывала Наталья Ивановна, и слёзы наполняли её глаза. Она достала ветхий листок фронтового письма.

Последнее письмо

В ноябре 1944 года в город Липецк по адресу улица Кренкеля, 4 пришло письмо для Натальи Ивановны Гусевой. Последнее письмо от её любимого брата. Долгие годы она бережно хранила этот листочек бумаги, исписанный его рукой, а потом решила передать его в фонды нашего музея.

3

Письмо С.И. Гусева. Ноябрь 1944 г. Из фондов ЛОКМ.

Вот что писал тогда своей сестре капитан Гусев:

Здравствуй, Наташа!

Ната, вчера я получил от тебя письмо, за которое тебя благодарю. Ната, моё здоровье хорошее, чувствую себя прекрасно. Готовлюсь, так же, как и вы дома, к празднику 27 годовщины Октября, правда, у меня здесь в окопе трудновато, не так как у вас далеко в тылу. Поэтому сейчас у вас город уже одевается в лозунги – лозунги, которые говорят о наших делах на фронте и в тылу за сорок месяцев Великой Отечественной войны советского народа.

Ната, привет от меня папе, маме, Марусе, Нюре, Мише, Ниночке.

Желаю успехов в твоей учёбе. Ты права, где пишешь, когда я уехал, ты училась в 5 классе, а сейчас в 8 классе. Учись и ещё раз, Ната, учись.

Пока до свидания. Целую тебя, папу, маму, Марусю, Нюрочку, Ниночку, Мишу.

4 ноября 1944 года.

Твой брат Сергей [2].

Подвиг капитана Гусева

13 января 1945 года советские войска перешли в наступление. Главный удар наносился в направлении Гумбиннен-Истенбург. Гумбиннен был превращён фашистами в мощный узел сопротивления. Был пояс укреплений на самой границе. Мало… Немцы построили Гумбинненский укреплённый пояс. И ещё несколько… Здесь в глубоких рвах и сооружениях фашисты готовились остановить наши наступающие войска. Завязались тяжёлые бои. От успеха этих боёв во многом зависела судьба Гумбиннена.

В разгар сражения из строя выбыл командир стрелковой роты 2-го батальона. Находившийся в подразделении зам. командира батальона по политической части капитан С.И. Гусев, не раздумывая, принял командование на себя.

Сержант 6-й стрелковой роты М.И. Кононов вспоминал: «Когда фашисты вплотную подошли к нашим позициям, Гусев по телефону стал вызывать огонь на себя. Это была крайняя мера, но другого выхода не было. Фашисты дрогнули и стали отходить. И в этот момент капитан Гусев с возгласами: «За Родину! Отомстим за смерть командира!» поднял роту в атаку» [3].

Атака… Спросите сегодня любого пехотинца – ветерана войны, какой бой самый тяжёлый? И почти наверняка услышите – рукопашный! Встать из окопа, который хоть и грязный, и мокрый, но надёжно защищает от пуль и осколков – от смерти, выбежать на открытое пространство и подставить себя под пули – страшно. Сделать это первым может далеко не каждый. Во время войны командир взвода, роты или политрук жил в среднем 2-3 атаки. Такой жестокий счёт у смерти.

Вернёмся к воспоминаниям сержанта 6-й стрелковой роты М.И. Кононова: «Капитан Гусев поднял нас в атаку и шёл вместе с нами в цепи, показывая личный пример бесстрашия. Я находился недалеко от него и видел, как в ближнем бою он расстреливал фашистов из автомата, потом из пистолета. По его лицу текла кровь, но он продолжал идти вперёд, увлекая за собой солдат, пока враг не обратился в бегство» [3]. Бойцы ворвались во вражеские окопы. Завязалась рукопашная схватка. На замполита Гусева навалилось сразу несколько гитлеровцев. С одним ему удалось справиться, но второй на какое-то мгновенье раньше нажал на спусковой крючок автомата и капитан Гусев упал сражённый. Отважный офицер ценой собственной жизни обеспечил выполнение задания. Справа и слева загремело мощное «ура!» - это атаковали соседние роты. Путь на Гумбиннен был открыт.

Он погиб вечером 18 января 1945 года. А через три дня 21 января над городом развевалось Красное знамя, и первым в город входил батальон, где заместителем командира по политической части был капитан С.И. Гусев.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года капитану Гусеву С.И. было присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно. После окончания войны город Гумбиннен был переименован в город Гусев. В центре его у моста через реку Писсу, на высоком постаменте установлен бронзовый бюст героя. Здесь же находится и его могила. Он не дожил до Победы ровно 100 дней, но память о нём живёт в сердцах его родных и земляков-липчан.

Список источников:

  1. Воспоминания Н.И. Гусевой, записанные Овчинниковым А.В. / ЛОКМ
  2. Письмо С.И. Гусева Н.И. Гусевой от 04.11. 1944 г. / ЛОКМ
  3. Дриго С.В. Сергей Иванович Гусев. – Калининград, 1965, 10 с.

Зав. отделом региональной культуры Овчинников А.В.

 

Поэтичная живопись Алексея Липецкого

Имя нашего земляка Алексея Владимировича Липецкого (Каменского) (1887-1942) сегодня достаточно хорошо известно благодаря учреждению в нашем городе поэтической премии его имени. Типичный представитель культуры Серебряного века он воспринимается, прежде всего, как поэт, хотя одаренность Алексея Владимировича многогранна. Как и многие другие представители культуры рубежа XIX-XX веков (М. А. Волошин, И. Ф. Анненский, Е. И. Замятин) наш земляк был наделен не только поэтическим даром, но и способностью тонко чувствовать особенности родного языка (занимался собиранием произведений фольклора и диалектов нашего края) и ярким талантом рисовальщика и живописца. При этом Алексей Липецкий обладал редким для творческой личности умением четко и аккуратно вести дела и бумаги, что позволило ему успешно служить делопроизводителем уездного земства.

В литературной гостиной нашего музея можно увидеть ряд вещей, принадлежавших Алексею Липецкому.

1

Вещи А.В. Липецкого (Каменского) в экспозиции ЛОКМ «Литературная гостиная»

Это массивный письменный стол, пишущая машинка и глобус. Хорошая сохранность вещей говорит об их аккуратном использовании.

2Но более всего привлекает внимание посетителей фотопортрет нашего героя. Тонкость черт, мягкость выражения лица, задумчивость и меланхоличность выдают в нем человека романтичного, пылкого, увлекающегося и мечтательного. Все эти черты обычно и характерны для поэтов. Поэтом, автором нескольких поэтических сборников и повести в стихах «Надя Данкова» и был Алексей Липецкий. Его называли «Липецким Есениным», подчеркивая сходство с известным поэтом в искренности и простоте стиха. Наш земляк был лично знаком с Сергеем Александровичем, и Есенин положительно, тепло отзывался о его стихах. О поэзии Липецкого упоминал Сергей Есенин в своей статье «Ярославны плачут» (1915) и в письме поэту Александру Ширяевцу [1]. А литератор Николай Колоколов рассказывает такой эпизод. Прочитав строки Алексея Липецкого:

Потух закат на меди храмов.

Луна незримою рукой

Как череп выткала Адамов

На плащанице мировой.

Сергей Есенин заметил: «Хороший поэт Алексей Липецкий и хорошие образы дает в своих стихах, а известным поэтом он всё же не станет» [1]. Что позволило Есенину так сказать? Прав ли он? И если прав, то что именно помешало нашему земляку стать известным поэтом? На эти вопросы мы попытаемся найти ответы в данной статье.

Путь в искусство

Алексей Владимирович Каменский (так настоящая фамилия нашего героя) родился в Липецке 20 февраля 1887 года. Отец его, Владимир Алексеевич, был из крестьян деревни Каменное Таволжанской волости. Он стал в Липецке приказчиком торгового двора, «личным почетным гражданином Липецка». Это был человек, живущий своим умом, стремящийся, прежде всего, к материальному благополучию. Наш герой напишет о нем: «Разумник, практик, книги враг»[2] .

Видимо, совсем иного склада была мама будущего поэта, Прасковья Александровна из мещан слободы Дикой, Сырской волости. Именно от нее передались сыну романтичность, мечтательность, острота восприятия красоты природы. Первые яркие впечатления от живописных окрестностей родного города, от таинственного Каменного Лога, его заливных лугов, оврагов и многочисленных холмов в ранних поэтических строках юного Алексея:

Огромный, сумрачный, замшелый материк

Кормою выдался из глиняного ската,

Как будто здесь корабль пошел ко дну когда-то

И камнем сделался, и высох, и затих. [3]

Особая, острая восприимчивость и впечатлительность, твердая рука и стремление запечатлеть всё увиденное и поразившее привели Алексея Каменского в Петербург, в столичную художественную школу. Закончить её нашему герою не удалось из-за тяжелой болезни, но навыки, полученные в школе, внимательный взгляд на мир и людей, потребность фиксировать на бумаге все свои впечатления сделают рисование постоянным и необходимым его занятием, а небольшой альбом для набросков его верным спутником.

Однако, острота восприятия нашего героя распространялась и на происходящие в стране события. Революция 1905-1907 годов вызвала у молодого художника и поэта бурю чувств, которые нашли отражение в поэтическом сборнике «Начало» (1906). В это же время в Липецке создаётся кружок молодых поэтов, в который входили А. Липецкий, Д. Богданов, И. Турбин, В. Жуков. Главной темой, лейтмотивом всего творчества кружковцев была красота окружающего мира, а главной похвалой в посланиях друг другу – слово «красивый». Так, Владимир Жуков в отзыве на поэму Алексея Липецкого «Бездна» писал:

Красива твоя «Бездна»,

В ней бездна ярких мест,

Она весьма полезна

Как искренний протест,

Как крик души свободной…»[2]

«Крик души свободной», бунт, протест против серости, мещанства, любой несправедливости привел нашего героя к разрыву с отцом, уходу из родного дома и отъезду в Петербург. Именно здесь в 1909 году Алексей Липецкий знакомится со своим однофамильцем, уже известным писателем Анатолием Павловичем Каменским, ярким, типичным представителем декаданса. Беседы, встречи с Каменским стали во многом определяющими для молодого автора. Он чётко осознал своё литературное, художественное призвание, необходимость служения искусству. А целью, смыслом искусства Алексей Липецкий считал воссоздание прекрасного. Такое отношение к искусству, а также разносторонняя одаренность рождали яркие, живописные строки стихотворений и нежно-поэтичные наброски пейзажей и портретов.

Знакомство с широким кругом поэтов, писателей, художников в столице привело нашего героя к поискам собственного пути, оригинального и самобытного. Мистика символов хотя и заняла определенное место в поэзии Алексея Липецкого, но очень несущественное.  По природе художник, творящий с натуры, наш земляк продолжает создавать лирические стихи, написанные яркими красками:

Грустно и тихо… Вдали над лугами

Бродит туман голубыми клоками. («Пейзаж») [2]

А там – гремит, где лес сомкнулся

Зелено-бархатной резьбой,

И полог тучи развернулся

Огромно-темно-голубой.

(«Весенний гром») [2]

Но эта яркая, свежая, сочная живописность стихов была совершенно чужда новой советской власти, которой требовался, прежде всего, поэт-трибун, поэт-агитатор.

И поэт-лирик Алексей Липецкий уходит в прозу. Его повесть «Сибирка» (1927) о жизни российского крестьянства на переломе эпох схематична, идеологически верна и политизирована, так же, как и другие повести, рассказы, очерки и роман «Мельница в Карташове». И, пожалуй, по-настоящему удались в этих произведениях только пейзажи. «Заосеняло. Речка у берегов подернулась ледяными стекольцами. Пастбища опалила первая изморозь, седой стал луг, как старый дед». [2]

Попытки заняться общественной, просветительской и исследовательской деятельностью в родном городе оказали не лучшее влияние на творчество Алексея Липецкого. Стихотворения с множеством диалектных слов тяжеловесны и трудны для восприятия.

Уход в живопись

3В последнее десятилетие жизни Алексей Липецкий не пишет ни стихов, ни прозы, не переиздаёт и уже написанного. Он полностью уходит в живопись. Для многих коллег по цеху, собратьев по перу это казалось странным. Но ничего неожиданного не было в этом для самого поэта. Живописью он занимался всегда, никогда не переставал делать наброски и зарисовки с натуры. Когда-то, в 1910-х годах он был дружен с художником-передвижником Н. В. Орловым, а в конце 1920-х много беседовал с Федором Мелиховым, одним из создателей художественной студии на улице Усманской и директором краеведческого музея с 1927 года.

В литературной гостиной нашего музея экспонируется картина Алексея Липецкого «Аллея в Нижнем парке Липецка» (1930-е годы).

Написанный в реалистической манере скромно-спокойный пейзаж наполнен теплым внутренним светом, прост и изящен. Сдержанность, неброские краски, легкая дымка – всё это придаёт картине особую поэтичность, и рождает легкую грусть от чего-то несбывшегося. Но Алексея Липецкого-художника никак нельзя назвать меланхоличным. В фондах нашего музея хранятся его альбомы с зарисовками и карандашными набросками.

4Особое внимание обращает на себя пейзаж, созданный на контрасте нежно-зеленого и ярко-красного, он очень сочен, ярок и оптимистичен. Совершенно иным видится набросок Верхнего парка – мягкий и поэтичный, проникнутый задумчивостью и мечтательностью.

5Зной летнего полдня, звон июльской тишины, словно волнами, исходит от этого небольшой работы. Легкой грустью и ностальгией проникнуто изображение дома, где жил поэт.

6Дома, архитектурные сооружения в набросках Алексея Липецкого ярки и колоритны. Зарисовки нашего героя показывают, что он мастерски владел техникой живописи, умением передать перспективу и настроение.

Краски, ненужные, невозможные в стихах заиграли в живописных набросках. Но, пожалуй, не так ярко, а чуть более сдержанно и однообразно, чем в поэзии, где «золотые глаза сомов», «синие ворота», «жемчужная нега». Художник Алексей Липецкий, как будто, расстался с юношескими мечтами и принял суровую реальность, такой, как она есть.

Карандашные портреты тружеников и работниц строящегося Новолипецкого завода чётко прорисованы и очень поэтичны. Вдумчивость и серьёзность, острый взгляд и заинтересованность в работе, знания и интеллект – все это в образах земляков нашего героя. Твёрдая рука, прекрасное владение техникой рисунка, умение передать портретное сходство и индивидуальные черты характеризуют Алексея Липецкого как замечательного рисовальщика.

Screenshot 26

Портреты работников Новолипецкого металлургического завода из альбомов А. Липецкого из фондов ЛОКМ

О таланте Алексея Владимировича очень хорошо писал народный художник СССР А. М. Герасимов: «Он (Алексей Липецкий) обладает чувством цвета, композиции, рисунка и пространства, то есть всеми теми качествами, которые характеризуют подлинного художника-живописца». [2]

12

Пейзаж из альбома А. Липецкого из фондов ЛОКМ

Наш земляк, Алексей Владимирович Липецкий (Каменский) был щедро одарен. Но, пожалуй, главным его талантом было особо острое ощущение красоты и поэтичность восприятия всего окружающего. Не имея возможности показать в поэзии разные лики мира, он ушел в живопись и создал множество пейзажных зарисовок и портретов, ярких, мастерски выполненных, но, прежде всего, очень поэтичных. И хотя сегодня наш знаменитый земляк известен более, как поэт, не стоит забывать о его даре художника. Благодаря этим талантам Алексей Липецкий оставил нам такие разные живописные и поэтические портреты родных мест и интересных ему людей.

Список источников:

  1. Есенин С. А. Собрание сочинений : в 3 т. / С. А. Есенин ; - Москва : Литература : Терра-Книжный клуб, 2001. – т. 3.
  2. Липецкий А. Проза. Поэзия. – Воронеж: Центрально-черноземное книжное издательство, 1986. – 175 с.
  3. Силаев А. Я. Алексей Липецкий / А. Я. Силаев. – Липецк : Книжное издательство, 1962. – 31 с.
  4. Цупко Т. Жил в Липецке поэт…: уважение к прошлому – фундамент будущего // Липецкая газета. – 2010. – 1 апреля.

Старший научный сотрудник экскурсионно-выставочного отдела Печурова В. Ю.

 

Липецкая филармония в конце 1960-х годов

В 60-70-х годах 20 века в Липецке учреждений культуры было не много, и все организации – драматический театр, филармония, лекторий – передавали в Липецкий областной краеведческий музей свои афиши. В настоящее время благодаря этим афишам мы можем узнать, какие артисты, певцы, музыканты гастролировали в нашем городе в то время.

История филармонии

История липецкой филармонии началась 65 лет назад, когда «на основании решения исполнительного комитета Липецкого областного Совета депутатов трудящихся № 417 от 18 июня 1956 года при Управлении культуры Липецкого облисполкома было создано концертно-эстрадное бюро». «Основными задачами концертно-эстрадного бюро являлись: эстетическое воспитание трудящихся на лучших образцах классической и народной музыки и исполнительского мастерства ведущих артистов эстрады и хоровых коллективов» [1]. Тогда бюро организовывало концерты приезжих артистов, и в нём работало всего 3 человека: директор, бухгалтер и уборщица.

Позднее «в целях улучшения концертного обслуживания населения области, Липецкое концертно-эстрадное бюро с 1 марта 1959 г. было преобразовано в Липецкую областную филармонию» [1]. В её штатном расписании появились лектор, чтец, вокалист, аккомпаниатор, инструменталист, электромонтер, рабочие сцены и даже художник-плакатист [1]. Директором и художественным руководителем был назначен Николай Семёнович Копытов. Сотрудники филармонии в основном занимались организацией концертов в Липецке и области.

7В нашем городе были концерты Надежды Юреневой, Юрия Богатикова, Эмиля Горовца, выступали: капелла бандуристов, квартет «4-Ю», джаз-оркестр Иосифа Вайнштейна, Ленинградский джаз-оркестр под руководством Анисимова [2]. В Липецке проходили: концерт-беседа Максима Дунаевского, авторские концерты Тихона Хренникова, Карэна Хачатуряна, Павла Аедоницкого, Эдуарда Ханка и фортепианные вечера Н.Е. Перельмана [2]. Помимо организации концертов, в задачи филармонии входила «пропаганда лучших образцов современной классической русской и зарубежной музыки, народного исполнительского мастерства», «организация и проведение фестивалей, конкурсов, шоу-программ, творческих встреч с известными зарубежными и отечественными мастерами искусств» [1].

Затем в штатное расписание Липецкой филармонии был добавлен «артистический персонал (бригада лектория - № 1, бригада «Электрон» - № 2, бригада лилипутов - № 3)» [1]. Все штатные артисты филармонии также выступали перед липецкой публикой. «Бригадой «Электрон» в документах филармонии, хранящихся в фондах Липецкого областного архива, назывался ансамбль «Новый электрон».

Ансамбль «Новый электрон»

56В конце 60-х годов 20 века в Москве работал известный квартет  «Электрон», на основе которого его музыкальный руководитель лауреат международного конкурса исполнителей композитор Виталий Приказчиков создал новый музыкальный коллектив – «Новый электрон». Этот ансамбль работал при Липецкой областной филармонии. Он много гастролировал, в Липецке выступал на Зелёной эстраде Центрального парка культуры и отдыха (ныне – Нижний парк). Во время гастрольного тура «Новый электрон» ездил не только по Липецкой области, но и по всей стране, побывал даже в посёлках Крайнего Севера, в Карелии и Республике Коми.

В 1970 году в фонды ЛОКМ была передана афиша «Эстрадного концерта молодёжного ансамбля «Новый электрон», на которой среди участников концерта самой первой названа Алла Пугачёва [2].

Поёт Алла Пугачёва

В октябре 1969 года второй солисткой ансамбля «Новый электрон» стала Алла Пугачёва, но в Липецкой областной филармонии она проработала недолго. Именно в Липецке будущая звезда поняла, что сможет выступать и на большой сцене. И, получив приглашение от оркестра Олега Лундстрема, певица перебралась в Москву.

В 1978 году на экраны страны вышел фильм «Женщина, которая поёт» - музыкальная полубиография певицы Аллы Пугачёвой. В нём есть эпизод, когда героиня приезжает в свой дом накануне его сноса, чтобы взглянуть на чудом сохранившую афишу певицы Анны Стрельниковой. Глядя на неё, героиня фильма произносит слова: «Моя первая афиша».

8А в фонде афиш Липецкого областного краеведческого музея находится «чудом сохранившаяся» первая афиша Аллы Пугачёвой. Афиша очень скромная и лаконичная, при печати использовано всего два цвета. На ней в верхней части напечатано: «Липецкая областная филармония», ниже помещен портрет певицы и короткие слова: «Поёт Алла Пугачёва» [2].

Через 1,5 года молодая певица Алла Пугачёва навсегда покинула Липецк, а её первые афиши остались в фондах Липецкого областного краеведческого музея.

 

Список источников:

  1. Электронный ресурс https://alertino.com/ru/331779
  2. Фонд афиш ЛОКМ

Старший научный сотрудник отдела фондов Красникова О.И.  

 

Русский участник французского Сопротивления

1В фондах Липецкого областного краеведческого музея хранятся документы Василия Дмитриевича Иноземцева, человека с удивительной судьбой, которому удалось совершить несколько побегов из немецкого плена, участвовать в движении Сопротивления во Франции, радоваться мирной жизни, детям и внукам.

Детство и юность

Родился Василий Дмитриевич в 1923 году в селе Бутырки (ныне Грязинского района Липецкой области), а в 1928 году семья переехала в Липецк, где его отец, Дмитрий Платонович Иноземцев, поступил рабочим на Сокольский металлургический завод. Дочь Василия Дмитриевича - Елена Васильевна воспоминает, как отец рассказывал об этом времени: «Жили тогда все бедно. Наша семья размещалась в маленькой  комнатке многолюдного барака. Отец работал разнорабочим, а потом истопником на паровозе, который курсировал по заводу. От угольной пыли, которая въедалась легкие, заболел силикозом…» [1].

В 30-е годы XX века активно развивалась авиация, и Василий, как все мальчишки того времени, мечтал быть лётчиком. Он гордился своим земляком легендарным лётчиком Михаилом Васильевичем Водопьяновым, одним из первых получившим звание  Героя Советского Союза за спасение  экспедиции, исследовавшей трассу Северного 2морского пути на пароходе «Семён Челюскин». Василий Иноземцев с восторгом следил за беспосадочным перелётом в Америку Валерия Чкалова, Георгия Байдукова, Александра Белякова и сам, конечно, мечтал стать лётчиком.

В сентябре 1934 года в Липецке открылся аэроклуб ОСОАВИАХИМ, в который в 1938 году Василий Дмитриевич поступил, приписав себе один год. Вместе с ним учились Митрофан Ануфриев, Михаил Антипов, Сергей Литаврин, ставшие впоследствии Героями Советского Союза. Вместе они обучались лётному делу на самолёте ПО-2, осваивали радиодело, прыгали с парашютом. После учебы в аэроклубе, в октябре 1940 года, В.Д. Иноземцев был зачислен курсантом в Харьковскую авиашколу, а в мае 1941 года его перевели в Черниговскую авиашколу, но доучиться в ней он не успел…

Война. Плен. Первый побег из лагеря для военнопленных

Василий Дмитриевич вспоминал: «22 июня, в воскресенье, мы с товарищем собирались в увольнение. Вдруг приказ – всем оставаться на местах: война! Думали, что это ненадолго, и волновались, чтобы взяли в действующую армию: вдруг не успеем повоевать, и война закончится!» [1].

В сентябре 1941 года В.Д. Иноземцева направили на обучение в школу контрразведки. После короткой подготовки, в октябре 1941 года, Василия Дмитриевича забросили с группой разведчиков на территорию занятой фашистами Украины. Впоследствии он вспоминал: «В тот день была пурга, плохая видимость, дул сильный боковой ветер, но 3приказ есть приказ! И 5-7 молодых ребят поздним вечером были десантированы в районе села Николаевка под Днепропетровском. Всё сразу пошло не так. Ветер разметал парашютистов далеко друг от друга. Нас заметили фашисты, открыли огонь и начали преследование. Я не удачно приземлился и сильно травмировал спину. Не мог встать и только слышал звуки перестрелки, приближающийся лай собак. Единственным спасением было небольшое болотце, которое не успело ещё замёрзнуть. Старался отползти туда как можно дальше, понимал, что враги совсем рядом, а собаки готовы разорвать. В какие-то моменты я погружался в ледяную воду и дышал через соломинку, чтобы не обнаружить себя…»[1]. 4Замёрзшего, обессиленного, с переломом позвоночника, его схватили немцы, и начались допросы, побои. Из воспоминаний Василия Дмитриевича: «После очередного допроса меня швырнули в ветхий сарайчик, бросив лишь пучок соломы, а был декабрь (1941), температура около минус тридцати. Оглядевшись, я увидел дырявую крышу, ясное небо и яркие звёзды. Очень хотелось спать, но я понимал, что если уснёшь – конец. Всю ночь я пытался двигаться по этому сарайчику, шевелил всеми пальцами рук и ног. К утру, вышедший немец…, был очень удивлён, увидев меня живым, и привёл в дом…» [1]. Затем он попал в шталаг (от немецкого Stammlager – лагерь военнопленных рядового состава) № 348 оккупированного Днепропетровска.

Весной пленных стали вывозить на различные работы, и, несмотря на то, что Василий Дмитриевич был очень слаб, страстное желание выстоять и выжить дало ему силы совершить побег в апреле 1942 года. «Опираясь на две палочки, я шёл на звуки канонады, предполагая пересечь линию фронта. По пути отмечал, где находятся скопления вражеской техники и укреплённые пункты противника. В дороге голодал, случалось, что не ел несколько дней. Просил еду у местных жителей, кто-то пожалеет, покормит, а кто-то нет. Но вскоре, совсем занемог и прилёг у дороги. Мимо проезжал местный крестьянин и, увидев меня, обессиленного и худого, положил на дно телеги, прикрыл сверху соломой и привёз в свой дом. У меня был сильный жар. Наверное, он догадался кто я, но соседям сказал, что я родственник из соседней деревни. Всё это происходило на оккупированной территории и если бы фашисты узнали о том, что в крестьянской семье скрывают бежавшего из плена красноармейца, наверняка истребили бы всю семью, да и всю деревню. Всё его большое семейство относилось ко мне как к родному…, а главное скрывали от фашистов. Время шло, я стал потихоньку вставать. Выходя на крылечко, я прислушивался к канонаде линии фронта. Она всё удалялась. Дальше оставаться у этих людей было опасно. Я решил уходить…»[1].

Однажды, когда Иноземцев пробирался по дорогам оккупированной Украины на восток, он заночевал в сельском клубе. В это время в село нагрянул немецкий патруль с проверкой. Всех, кто вызывал подозрение, хватали и грузили в машину. У Василия Дмитриевича не было документов, его арестовали и опять отправили в Днепропетровскую тюрьму, только в качестве гражданского пленного. 

Второй побег. Концлагерь на острове Олдерни

Ночью в тюрьме всех арестованных погрузили в поезд и отправили в Германию. Василий Дмитриевич не мог смириться с жизнью в плену и решил бежать вместе с другими арестованными. Во время движения поезда они выломали доски пола и спрыгнули на железнодорожные пути. Охрана поезда заметила беглецов, несколько человек были убиты, остальные пойманы. И снова плен, снова заколоченный товарный вагон. В.Д. Иноземцев попал в концлагерь на острове Олдерни, расположенный в проливе Ла-Манш в 32 км к западу от Франции. Остров небольшой, всего восемь квадратных километров суши, где силами пленных строились западные оборонительные рубежи Третьего рейха. Из воспоминаний Василия Дмитриевича: «… Я не знал, что строили, у каждого был свой участок. Мы таскали огромные камни. За нами всё время наблюдали автоматчики... Подгоняли палками и прикладами. Кормили очень скудно. В основном давали варёную брюкву и немного хлеба. Я видел, как измождённых пленных забивали до смерти, видел и как обессилевших, но ещё живых людей объедали крысы. Каждое утро из бараков выносили трупы….» [1]. От тяжёлой работы у него болела спина, он с трудом передвигался с палкой и однажды надзиратель, угрожая ему пистолетом, грозился его убить. Но другой подошедший немец увёл его на работу на кухню: «На кухне мне было полегче. Я чистил картошку и брюкву, мыл чугуны. … Спустя несколько месяцев немного окреп…» [1].

Третий побег из концлагеря. Франция

С небольшого пятачка земли в проливе Ла-Манш, казалось, бежать некуда и невозможно. Но с первого дня пребывания в концлагере Василий Дмитриевич 5начал строить план побега: «Собралась небольшая группа людей, готовых к побегу. Это были поляки, чехи, несколько русских. Мы тщательно подготовились: исследовали местность, узнали время смены караула, договорились с местным жителем, что он в назначенном месте оставит нам лодку… В тот день был сильный ливень. Караульные попрятались в укрытие… К моменту, когда надо было бежать, несколько человек отказались – видимо побоялись. Нас осталось трое» [1]. Двое миновали колючую проволоку удачно, а третий её задел, зазвенели консервные банки, и вся охрана лагеря была поднята на поиски беглецов. В море лодку с советскими пленными подобрал французский баркас. Капитан баркаса дал им старую одежду и, спрятав их в угольном ящике, перевёз на другую сторону пролива в порт Шербур. Там они с товарищем расстались, так было безопаснее.

Участник французского Сопротивления

Несколько дней В.Д. Иноземцев прятался в порту, потом решился подойти к портовым рабочим. Они поняли, что он беглый русский военнопленный, дали еду и одежду. Какое-то время Василий Дмитриевич жил и работал с ними, позже они познакомили его с французскими коммунистами-подпольщиками, которые привели его в отряд Сопротивления под командованием Эмиля Болюфо.

С 16 февраля 1943 года Василий Дмитриевич стал членом этого отряда, действовавшего в окрестностях 6города Маме (Сарт), и участвовал в акциях саботажа и диверсиях. В отряде он был связным, потом руководителем группы. «Ещё отец рассказывал о французских патриотах», - вспоминает его дочь Елена Васильевна, - «которые боролись с фашистами в подполье. К сожалению, я не запомнила их имён. В семейном архиве есть фотографии этих людей. Все они рисковали жизнями во имя свободы Франции. Помогая отряду Сопротивления, они были связаны с отцом явками, паролями, представляли конспиративные квартиры» [1].

26 августа 1944 года в Париже состоялся парад в честь освобождения Франции, в котором принимали участие не только вооружённые силы, но и отряды Сопротивления. В одном из них шагал по Парижу Василий Дмитриевич Иноземцев. «Я с французскими товарищами приехал в Париж, чтобы участвовать в параде. Своими глазами увидел Эйфелеву башню, Собор парижской Богоматери и красивых француженок…», - вспоминал он.

После парада состоялся приём у правительства Франции, где председатель коммунистической партии Франции Морис Терез лично вручал высокие награды особо отличившимся воинам. «За командование группой партизан, смелость и решительность в борьбе с фашистами… отец получил чин капитана французской армии и был награждён Военным крестом», - вспоминает дочь В.Д. Иноземцева Елена Васильевна.

Победа. Возвращение домой. Жизнь без войны

До 15 октября 1944 года Василий Дмитриевич находился в отряде Сопротивления. Командир отряда выдал ему справку, в которой говорилось, что Иноземцев Василий, бывший красноармеец, бежал из концлагеря и присоединился к отряду Сопротивления. Эта справка впоследствии помогла ему пройти все проверки. 

В апреле 1945 года Василий Дмитриевич был направлен в 149-й запасной полк Готской окружной комендатуры, служил шофёром у коменданта в звании рядового (был лишён офицерского звания и французской награды «Военный крест»). Победу встретил в Германии. В 1946 году Иноземцев был комиссован из-за травмы, полученной в 1941 году, и вернулся в Липецк. Травма позвоночника оказалась очень серьёзной, и ему назначили пенсию инвалида войны. «Отец 7очень стеснялся быть инвалидом», - вспоминает Елена Васильевна Иноземцева, - «очень скучал по авиации, но из-за здоровья о небе нужно было забыть… Первая запись в его трудовой книжке датируется 1946 годом: Городская станция юных техников, инструктор авиамодельного кружка» [1].

С 1950 по 1955 год Василий Дмитриевич работал инструктором-авиамоделистом в спецшколе ВВС. Эти специальные школы готовили юношей 8-10 классов для поступления в различные военные училища. Многие из его учеников потом стали летчиками, а Анатолий Филипченко – летчиком-космонавтом.

Пятьдесят лет Василий Дмитриевич Иноземцев работал с мальчишками, многие из которых считались трудными, их приводили к нему для перевоспитания, а он помог им стать лётчиками, инженерами и просто хорошими людьми.

Список источников:

  1. Воспоминания Е.В. Качкиной // ЛОКМ. 

Научный сотрудник экскурсионно-выставочного отдела Никифорова Т.В.

 

Находки экспедиционного клуба «Неунываки» в фондах ЛОКМ

В этом году исполняется 80 лет с начала Великой Отечественной войны. Великий русский полководец Александр Васильевич Суворов говорил: «Война не закончена, пока не захоронен последний солдат». В настоящее время на территориях, где проходили боевые действия, до сих пор находят захоронения безымянных солдат и офицеров, технику и оружие того времени. Энтузиасты-поисковики считают своим долгом искать и проводить перезахоронение останков советских солдат. Такая поисковая организация есть и у нас в Липецке, она называется поисково-экспедиционный клуб «Неунываки».

Поисково-экспедиционный клуб «Неунываки»

8

Экспедиционный клуб «Неунываки» был создан 19 марта 1965 года по решению Липецкого городского комитета ВЛКСМ [1]. В настоящее время он носит имя своего первого командира Владислава Ширяева.

Одним из первых воспитанников клуба был Владимир Татарников, для которого поисковая работа стала делом всей жизни. Уже на протяжении 48 лет Владимир Фёдорович Татарников является бессменным руководителем экспедиционного клуба «Неунываки».

Главной задачей клуба является поиск останков погибших во время Великой Отечественной войны воинов, установление их имен на основе солдатских медальонов, архивных документов и последующее захоронение. За годы своей деятельности «Неунываки» побывали в экспедициях в самых разных уголках России.

За 50 лет работы клуба были найдены и захоронены с отданием воинских почестей останки 22353 бойцов и командиров Красной Армии, считавшихся пропавшими без вести; обнаружено 426 солдатских медальонов, установлено 6998 фамилий погибших. Членами клуба «Неунываки» был собран интересный материал о подвигах детей – героев Великой Отечественной войны, уроженцев Липецкого края: Володи Бачурина, Коли Пикалова, Вадима Дрейке, Жени Барсукова и других. Благодаря деятельности поисковиков их именами были названы улицы в селе Волово, в городах Елец и Липецк [1].

На заработанные членами клуба деньги, было изготовлено и установлено 103 обелиска. За работу по сохранению боевых традиций Российской армии и флота, увековечиванию памяти павших защитников Отечества, укреплению патриотизма, клуб «Неунываки» награждён медалями, орденами, почётными знаками, а также благодарственными письмами от Президента Российской Федерации В. В. Путина [2].

С 1967 года в клубе «Неунываки» действует музей Боевой славы, в котором хранится более 5000 экспонатов, найденных на полях сражений, а один из стендов посвящен первому командиру клуба Владиславу Ширяеву. По инициативе и при непосредственном участии «Неунывак» в 1990 году в парке Победы города Липецка был создан музей боевой техники под открытым небом [2].

Сотрудничество поисково-экспедиционного клуба «Неунываки» с ЛОКМ

Несколько десятилетий продолжается сотрудничество поисково-экспедиционного клуба «Неунываки» с Липецким областным краеведческим музеем. Члены клуба передали в музей многочисленные предметы, обнаруженные в местах боёв на территории Липецкой и других областей.

9Среди них особый интерес представляют 2 коллекции, переданные в ЛОКМ в 2012 и 2015 годах руководителем клуба Владимиром Фёдоровичем Татарниковым. 19 октября 2012 года в фонды музея от него поступила коллекция из 45 предметов - это фрагменты оружия и предметы военного обихода [3]. 7 июля 2015 года была передана коллекция предметов советского и иностранного вооружения в количестве 22 единиц [4].

Многие интересные предметы, переданные «Неунываками», представлены в обновлённой экспозиции «Липецкий край в годы Великой Отечественной войны», среди них реактивный снаряд М-13.

Реактивный снаряд М-13

Реактивный снаряд, получивший название М-13, был разработан Реактивным научно-исследовательским Институтом к лету 1939 года.

10В сентябре 1939 года специально для него была разработана пусковая установка, обозначавшаяся как МУ-2 (механизированная установка, второй образец). Установка была создана на базе грузового автомобиля повышенной проходимости ЗИС-6. Она имела 16 направляющих, на которых подвешивались снаряды. Все 16 снарядов можно было выпустить за 7 – 10 секунд [5].

1121 июня 1941 года Советским правительством было принято решение о массовом производстве реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальное название БМ-13 (боевая машина 13) [5]. Эта боевая машина широко известна под народным названием «Катюша». Первой батареей «Катюш» командовал наш земляк - уроженец села Двуречки, гвардии капитан Иван Андреевич Флёров. 14 июля 1941 года батарея дала первые залпы под Оршей и нанесла удар по немецким эшелонами с войсками и боевой техникой.

О боевом пути и подвиге первой батареи полевой реактивной артиллерии под командованием И.А. Флёрова рассказывают материалы, помещённые в одной из витрин зала «Липецкий край в годы Великой Отечественной войны». Рядом с этой витриной экспонируется реактивный снаряд М-13, переданный клубом «Неунываки» в 2012 году.

В настоящее время сотрудничество ЛОКМ и поисково-экспедиционного клуба «Неунываки» продолжается. Предметы, переданные членами клуба, используются не только в экспозиционной работе музея, но и в качестве наглядного пособия при проведении историко-краеведческих мероприятий, посвящённых Великой Отечественной войне.

Список источников:

  1. Электронный ресурс: http://calendar.lib48.ru/all-dates/ekspeditsionnyj-klub-neunyvaki-1965
  2. Информация о работе Липецкого областного экспедиционного клуба «Неунываки» за 47 лет деятельности // ЛОКМ.
  3. Акт приёма музейных предметов № 70 (8100) от 19.10.2012 г. // ЛОКМ.
  4. Акт приёма музейных предметов № 51 (8388) от 07.07.2015 г. // ЛОКМ.
  5. Электронный ресурс:https://bookree.org/reader?file=586769&pg=144

 Заведующая отделом экскурсионно-выставочной работы Ю.В. Доргобузова