+7 (4742) 27-02-12

Народный депутат М.В. Водопьянов

В Липецком областном краеведческом музее хранится персональный фонд нашего земляка, знаменитого полярного летчика, одного из первых Героев Советского Союза М.В. Водопьянова (1899 – 1980).

Среди фотографий и документов фонда - три объемные, пожелтевшие от времени, папки, прошитые тонкой хлопчатобумажной нитью. Это – «переписка по депутатским делам» за 1939 и 1940 годы, которую вел Михаил Васильевич Водопьянов как депутат Верховного Совета СССР.

 Депутат М.В. Водопьянов
    После беспрецедентной операции по спасению челюскинцев в 1934  году и полетов на Северный полюс 1936-1937 годов популярность Водопьянова в 3стране была очень велика, а на его родине, в Липецком крае, вообще не имела границ. Простой крестьянский паренек из села Студенки (ныне – город Липецк), сумевший осуществить свою мечту о небе и стать героем - покорителем Севера, он пользовался огромной любовью и уважением земляков. Михаил Васильевич, несмотря на занятость, не раз приезжал в Липецк. В музее экспонируются фотографии, на которых легендарный летчик запечатлен на трибуне во время демонстрации, среди пионеров, артистов драматического театра, руководителей Новолипецкого завода,  персонала Липецкого курорта и отдыхающих, курсантов аэроклуба имени М.В. Водопьянова, колхозников…    

Неудивительно, что в 1937 году земляки выдвинули его кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР первого созыва по Липецкому избирательному округу. На митинге рабочих Станкостроя 24 октября была принята следующая резолюция: «Мы просим нашего земляка М.В. Водопьянова – покорителя стихий суровой Арктики – дать свое согласие баллотироваться кандидатом в Совет Союза по Липецкому избирательному округу» [1]. Такое же решение приняли трудящиеся на общих собраниях в десятках других колхозов, предприятий и учреждений Липецкого избирательного округа.

В радиограмме землякам, выдвинувшим его кандидатуру, Михаил Васильевич ответил: «Нет2 слов для того, чтобы я мог передать вам всю мою радость и гордость за столь высокое доверие, оказанное мне Вами… Ваше решение принимаю и даю Вам обещание высоко носить почетное звание депутата Верховного Совета, бороться не покладая рук за дальнейшее процветание нашей счастливой, могучей и непобедимой родины» [1].

Депутатская переписка
О том, что М.В. Водопьянов полностью оправдал доверие избирателей, свидетельствует обширная депутатская переписка, содержащая сотни обращений по самым разным вопросам. Это и оказание помощи в строительстве школ, библиотек, больниц, дорог, мостов, детских садов и яслей; содействие в снабжении предприятий и колхозов нужными материалами, налаживание работы торговых заведений для бесперебойного снабжения населения продовольствием, благоустройство улиц…

В частности, интересно письмо Гусева (имя и отчество не указаны), бывшего сослуживца Водопьянова по дивизиону воздушных кораблей «Илья Муромец» в 1919 году. Как председателя комитета улицы 20-летия Октября, бывшей «Гусиновки», в липецком пригородном селе Дикое, его беспокоила жуткая антисанитария, связанная с отсутствием на улице водопровода и электричества, пожары, «колодцы с лягушками» и, как следствие - малярия, ставшая распространенной болезнью среди односельчан. «Подходит осень, - писал он, - грязь по колено, темнота, люди, идущие с работы поздно ночью и на работу, изваляются, пока доберутся, проклинают все на свете, а причем Советская власть? когда здесь все зависит от людей в горсовете». Председатель уличного комитета просил депутата посодействовать провести на его улице свет и воду, «а мы здесь будем еще веселее работать и трудиться на благо нашей Родины» [2].

Часто просьбы носили личный характер – решить жилищный вопрос, получить санаторное лечение, поступить в учебное заведение, устроиться на работу, определить ребенка в ясли, продвинуть авторское изобретение, восстановить незаконно уволенного, разыскать неплательщика алиментов, увеличить размер пенсии, переселиться на Дальний Восток, вызволить из тюрьмы…
1Далеко не все обращения к депутату были машинописными, большинство из них написаны от руки и не всегда понятным почерком, особенно, если автор послания - малограмотная крестьянка или ребенок. Михаил Васильевич старался ответить на каждое письмо, направлял депутатские запросы в различные инстанции для решения поставленной перед ним задачи. Сегодня, просматривая депутатскую переписку Водопьянова, удивляешься тому, скольким землякам он смог помочь, сколько решил «неразрешимых» проблем, с которыми люди, не получив помощи на местах, обращались к нему.

Просьбы избирателей
В сентябре 1939 года к депутату обратилась липецкая комсомолка Мария Карташева, потерявшая надежду самостоятельно добиться улучшения своего положения через местные органы ВЛКСМ. Она трудилась на заводе № 61, работа ее не удовлетворяла, квартиры не было, средств на жизнь не хватало, алиментов с бывшего мужа за двоих детей она не получала. После вмешательства депутата Водопьянова, о чем свидетельствует письмо и.о. секретаря 4Липецкого горкома ВЛКСМ А. Проскурникова, подшитое к материалам переписки, дела у липецкой комсомолки наладились: «…сейчас [в ноябре 1939 г.] Мария Семеновна работает на заводе № 61 в кладовой инструментальщицей, получает 190 рублей в месяц, имеет двоих детей, которые находятся в яслях, а также получает с мужа на детей, живет она в квартире с одной девушкой комсомолкой…, площадь комнаты, занимаемая ими, составляет 21 кв.м. … тов. Карташева претензий  к комитету …и горкому ВЛКСМ не имеет, квартира, а также и  заработная плата ее удовлетворяет» [2].

А вот письмо Лидии Боевой, ученицы 6-В класса средней школы № 5 города Липецка: «Дорогой Михаил Васильевич! Большое спасибо Вам, что удовлетворили мою просьбу. Благодаря Вам я пробыла 25 дней в городском пионерском лагере на Станкострое. За эти дни… я хорошо отдохнула, поправилась на 1 кг. 100 г. И теперь я уверена, что новый учебный 1940/1941 г. окончу на «отлично» [2]. Как видим, для М.В. Водопьянова не было главных и второстепенных вопросов.

Внимательно относился он и к письмам земляков, в которых содержались просьбы об оказании помощи в лечении тяжелых заболеваний. По ходатайству депутата в августе 1939 года была отправлена на курортное лечение липчанка Коваленко Я.Н., больная полиартритом [2]; Липецким городским отделом здравоохранения в феврале 1940 года поставлен на очередь в детский костно-туберкулезный санаторий малолетний Михаил Зиновьев, страдающий туберкулезом кости правой ноги [3]; определен на лечение в люпозорий с неизлечимой в то время болезнью - волчанкой лица, житель нашего города Погорелов А.А. [3]. Причем, до вмешательства  Водопьянова, все «крики о помощи» этих людей Липецкий городской отдел здравоохранения игнорировал. Помог Михаил Васильевич получить направление на курортное лечение и 20-летнему липчанину Ивану Пашкову, страдающему запущенной формой ревматизма суставов [3]; добился выделения инвалидной коляски бывшему рабочему металлургического завода «Свободный Сокол» Федору Ивановичу Зайцеву, о проблемах со здоровьем которого депутату рассказал в своем послании доктор Михаил Павлович Трунов, создатель и первый директор Липецкого городского музея [3].  

Обращения родственников репрессированных
Обращались к Водопьянову и бывшие сослуживцы – летчики, угодившие в маховик массовых репрессий 1930-х годов. Среди переписки за 1940 год есть письмо некоего Бориса, называвшего Михаила Васильевича своим другом и благодарившего его за оказанную помощь. «Вот уже два года я мучаюсь в неволе, - писал он, - и мечтаю сбросить ужасную маску, надетую на мое лицо… Совесть моя перед Родиной чиста как кристалл, и жду только случая возможно скорее всеми  последними своими силами… на деле еще раз доказать это» [3].

Множество писем получал М.В. Водопьянов от людей, чьи родственники подверглись репрессиям. В августе 1939 года депутату пришло письмо  от сирот  села Ямани Дрязгинского района Воронежской области – Наумовых: Михаила 14 лет, Марии 12 лет, Николая 7 лет и Тамары 1 года, с просьбой сообщить им сведения об их отце, Наумове Василии Семеновиче, арестованном Липецким НКВД 31 декабря 1937 года. «Матери у нас нету, - писал старший брат, - умерла 12 июля 1939 года. Мы… остались одни, трудоспособных из нас нет ни одного. Мы… разутые и раздетые и есть тоже нам нечево…» [2]. Дети не знали, за что забрали их отца и хотели знать, жив он или нет.
5В июне 1940 года к Водопьянову обратилась с заявлением липчанка Марина Ивановна Дубовицкая. Она просила разобраться в деле ее мужа, осужденного в феврале 1938 года местными органами НКВД к 10 годам лагерей по статье 58 пункт 10 (антисоветская агитация и пропаганда) за то, что он, якобы, замазал мазутом портрет М.В. Водопьянова, «висевший на дверях тракторной мастерской овощесовхоза». Муж ее, Михаил Егорович Дубовицкий, 1915 года рождения, работал трактористом в совхозах более 6 лет, хорошо зарабатывал и был ударником, причин совершать данное преступление не имел. Дубовицкая считала, что это злые шутки, или происки настоящих врагов народа.  «Вам известно по городу Липецку, - писала она, - что начальник НКВД и его помощники осуждены за издевательства над народом…» [3].

Ходатайствовала за своего супруга и жительница села Студенки города Липецка Евдокия Владимировна Ласкателева. Ее муж, Фарафонов Петр Акимович, в 1933 году был осужден на 10 лет за кражу хлеба с винокуренного завода. И хотя во время кражи он находился дома, а кражу совершили другие, известные всем, лица, по ложной характеристике, написанной председателем сельсовета Сушковым И.Г., невинно понес наказание. Автор письма была уверена, что таким образом Сушков отомстил ей за то, «что не пошла за него замуж». Она также писала о том, что осталась одна с тремя детьми в возрасте от 9 лет и ниже, и на свою зарплату, получаемую в студеновском каменном карьере имени Водопьянова, не могла их одеть, обуть и даже прокормить…[3].

Летом 1940 года к депутату Водопьянову обратилась жительница г. Ленинграда Наталья Борисовская, дочь Владимира Савича Борисовского, последнего директора курорта «Липецкие минеральные воды». Ее единственный брат, доцент Ленинградского индустриального института Сергей Борисовский в 1937 году был осужден Комиссией НКВД и Прокуратурой СССР по статье 58 пункт 8, 17 (террористическая деятельность, изготовление и хранение с целью распространения агитационной литературы контрреволюционного характера), приговорен к высшей мере наказания и расстрелян. В 1938 году был расстрелян (и до сегодняшнего дня не реабилитирован) Леонид Михайлович Заковский, начальник УНКВД по Ленинградской и Московской областям, входивший в состав Особой Тройки УНКВД СССР. Борисовская просила Михаила Васильевича передать «в собственные руки товарища Сталина» ее заявление по поводу оправдания брата, как жертвы произвола Заковского и его подручных. Предваряя свою просьбу, она сообщила и о заслугах своего отца, в течение 16 лет возглавлявшего Липецкий курорт, и расписала по пунктам все его деяния на благо нашего города: крокетная площадка и изба-читальня в Нижнем парке, две музыкальные эстрады в Верхнем и Нижнем парках, две пристани и лодочный перевоз на пруду Петра Великого, очистка пруда и засыпка дамбы от реки Воронеж, расширение ванного здания, установка светящегося электрического фонтана, введение кумысолечения, доставка особой грязи с Кавказа, организация гастролей в Липецке столичных артистов - вот лишь часть этого перечня [3].  Судя по отсутствию в переписке обращения Н.В. Борисовской к И.В. Сталину, просьбу ее Водопьянов выполнил.

В феврале 1940 года к Водопьянову обратилась Опарина А.М., супруга бывшего председателя Липецкого райисполкома Александра Васильевича Кузнецова, арестованного 14 февраля 1938 года, 16 апреля того же года осужденного и высланного в лагерь особого режима. С тех пор вестей от него она не получала и просила совета, что ей предпринять для розыска мужа. В своем письме на шести страницах Опарина подробно рассказала депутату о его трудовой биографии, что «он с работой справлялся и район вывел из прорыва, и даже районная газета писала после ареста через три недели, что за последние два года есть по сельскому хозяйству большие достижения, в частности по животноводству…» [3]. Она была уверена, что мужа оговорили, и он, по своей сути, не мог быть врагом Советской власти. На депутатский запрос от 2 апреля 1940 года Прокурору Воронежской области о местонахождении Кузнецова А.В. был получен ответ, что Кузнецов А.В.  выбыл 5 апреля 1938 года в тюрьму г. Воронежа, и далее ни слова о его  дальнейшей судьбе [3]. Документы, хранящиеся в Государственном Архиве Липецкой области свидетельствуют, что Кузнецов Александр Васильевич, 1900 года рождения, русский, из рабочих, член ВКП (б) с февраля 1919 года, был обвинен в причастности к троцкистской контрреволюционной деятельности, и по материалам, сфальсифицированным в ходе следствия, 16 апреля 1938 года в г. Воронеже приговорен Военной Коллегией Верховного Суда СССР к расстрелу. 22 апреля 1938 года приговор был приведен в исполнение (Кузнецов А.В. полностью реабилитирован 27 июля 1957 года).

Подобных обращений в депутатской переписке немало. Матери, жены, дети осужденных за уголовные и политические преступления просили Водопьянова установить местопребывание своих родных, а также ходатайствовать о возвращении их домой. Конечно, помочь в таких случаях удавалось далеко не каждому. Запрашивая следственные материалы, Михаил Васильевич часто получал ведомственные отписки с формулировкой  «отказать в пересмотре дела». Но иногда с подобной формулировкой он соглашался сам.

Справедливое наказание
Весной 1940 года Водопьянов получил письмо от Будюкина Серафима Михайловича, называвшего себя братом Михаила Васильевича, который просил знаменитого родственника похлопотать о его освобождении из исправительно-трудового лагеря. Он попал туда за многократные пьяные выходки, находясь на военной службе. Будюкин писал, что испытывает чувство стыда за свое незавидное положение перед братом-героем, мол, кому-то по судьбе большие награды, а кому – тюрьма, но считал при этом, что его оговорили. Водопьянов провел тщательное расследование дела и установил, что бывший красноармеец Будюкин систематически нарушал воинскую дисциплину, часто находился в нетрезвом виде, самовольно отлучался из части, оскорблял старших по званию. За угон и повреждение военной грузовой машины, ночной дебош и драку с дежурным офицером был отдан под трибунал и приговорен к трем годам ИТЛ без поражения в правах.  Депутат нашел, «что приговор вынесен правильно, т.к. другие меры воздействия, связанные с неоднократной пьянкой, не оказали должного результата» [3].
И не имело значения родственник к нему обращался или чужой человек, ни одно письмо депутат Верховного Совета СССР Михаил Васильевич Водопьянов не оставил без ответа, разбираясь во всех тонкостях проблемы, поставленной перед ним избирателем. Занимаясь депутатской работой, он находил время и для профессиональной деятельности, продолжая исследовательские полеты на Северный полюс.

Список источников:
1.    Листовка агитационная «12 декабря – день выборов в Верховный Совет СССР». 1937 г. / ЛОКМ
2.    Переписка по депутатским делам. 1939 г. / ЛОКМ
3.    Переписка по депутатским делам. 1940 г. / ЛОКМ

Зав. отделом истории Селезнёва Н.Е.

История эволюции утюга

Пожалуй, одной из неотъемлемых вещей в бытовой жизни любого человека является утюг. Современные модели – легкие, многофункциональные, удобные в использовании и требуют лишь наличия в доме электричества. Утюги XXI века разительно отличаются от своих более ранних предшественников, помогавших людям проглаживать одежду свыше ста лет тому назад. В нашей статье мы проследим эволюцию утюга на примере некоторых экспонатов, хранящихся в фондах Липецкого областного краеведческого музея.

 

Рубель

1Приспособления, с помощью которых люди минувших столетий гладили белье, весьма непривычны для взгляда современного человека. Одним из таких необычных приспособлений является рубель.Плоская удлиненная доска с ручкой и зубчатой поверхностью одной из сторон – таково незамысловатое устройство рубеля. С помощью этого деревянного приспособления крестьяне в русских деревнях гладили одежду и белье из плотного домотканого льна.

3

Как же происходил процесс глажения ткани рубелем? Мятую одежду или фрагмент ткани оборачивали вокруг катка-скалки, после чего проходились по ней ребристой поверхностью рубеля, как бы раскатывая. После такой глажки даже плохо постиранное белье приобретало белоснежный вид. Недаром сохранилась пословица: «Не мытьем, так катаньем!»
Рубели немного отличались своим внешним видом. Некоторые экземпляры расширялись к концу, у других – свободный край снабжен загнутым выступом.

4Но главным отличием и украшением любого рубеля была резьба по дереву, мастерски выполненная местными умельцами на гладкой стороне деревянной пластины. Орнаменты были самыми разнообразными, но к наиболее излюбленным узорам относились солярные знаки.

Слово «солярный» происходит от латинского solaris, что значит – солнечный, следовательно, солярные символы – это знаки, символизирующие собой солнце. На представленных в данной статье фотографиях рубелей изображены солярные знаки в виде окружностей с шестью лепестками-спицами внутри – данный символ назывался «Громовое колесо». Примечательно, что знакам солнца приписывались защитные свойства, именно поэтому изображения данных символов в большинстве своем наносились именно на бытовые предметы, чтобы оградить человека и его вещи от злых сил [1].

Утюг чугунный5

Первое письменное упоминание о металлическом утюге на Руси относится еще к середине XVII века. Так, в книге записей расходов царского двора имеется пометка, согласно которой 10 февраля 1636 года кузнец Иван Трофимов за 5 алтынов изготовил железный утюг специально для царской палаты [2].
Самые первые металлические утюги были цельнолитые. Чтобы погладить вещь с помощью такого утюга, его предварительно следовало раскалить. Для этого утюг помещался в горячую печь или ставился на раскаленные угли. Нагревались они не менее получаса и довольно быстро остывали. А поскольку не только корпус, но и ручки у них металлические, то, прежде чем начать глажку, за раскаленную ручку утюга брались специальной тканевой прихваткой.

В коллекции музея представлено несколько экземпляров подобных утюгов. Несмотря на свой довольно компактный размер (длина подошвы – 18 см) утюги весьма увесистые, каждый из них весит 3 кг.

 

Утюг чугунный духовой («жаровый»)
6В XVIII веке появились металлические утюги, имеющие полый корпус для заполнения углем. Такие утюги подразделялись на «швейцарские» и «английские», по названию стран, в которых были изобретены. «Швейцарскими» назывались простые пустотелые утюги без отверстий в корпусе. «Английские» утюги были дополнительно усовершенствованы трубой или отверстиями по бокам корпуса для циркуляции воздуха, благодаря чему угли дольше оставались раскаленными.
Удобство подобного устройства было относительным, поскольку для лучшей вентиляции воздуха в процессе глажки приходилось часто размахивать утюгом, что порой приводило к просыпанию угля прямо на одежду [3].

Фондовая коллекция музея включает в себя различные образцы «жаровых» утюгов, фотографии двух из которых представлены вниманию читателя. Помимо специальных отверстий для вентиляции в корпусе и деревянных ручек, бросается в глаза еще один элемент в одном из утюгов, а именно – специальная труба для усиления тяги. Кстати, подобное новшество в строении утюга способствовало предохранению рук от ожогов, благодаря отводу лишнего тепла.
Угольный утюг использовался в России довольно долго – вплоть до середины XX столетия.

 

Утюг электрический 9

В середине XX века на смену тяжелым цельнометаллическим и угольным утюгам пришли более удобные и легкие в использовании электрические утюги. В Советском Союзе самые первые электрические утюги появились в конце 1940-х годов. Конечно, те первые экземпляры значительно отличались от современных моделей, прежде всего отсутствием терморегулятора. При подключении утюга к сети следовало самостоятельно следить за уровнем его нагревания. Как только утюг достаточно раскалялся, штепсель извлекался из розетки и осуществлялся процесс глажки, а при остывании, соответственно, снова нужно было подключаться к электрической сети [4].

Гораздо удобнее в использовании стали экземпляры, появившиеся в 1970-х годах и снабженные специальным барабаном, позволявшим регулировать температуру нагревания подошвы утюга в зависимости от вида проглаживаемой ткани [5].

8
Советские утюги отличались от современных моделей и своим весом. Многие из них весили до 2 кг, и было это неспроста, ведь дополнительный вес помогал лучше проглаживать плотные натуральные ткани.

Прогресс не стоит на месте, и каждый год появляются все новые и новые интересные и усовершенствованные модели техники, призванные облегчить выполнение домашних дел. Но порой стоит немного замедлить бег современной жизни и кинуть взгляд в прошлое, вспомнив с чего все начиналось.

 

 Список источников

  1. Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси. М., изд-во «Наука», 1987 г., 790 с.
  2. https://zen.yandex.ru/media/tostr/kto-kogda-i-pochemu-pridumal-utiug-udivitelnaia-istoriia-odnogo-gadjeta-5f579c5122e26e081a83d233
  3. https://artefact.culture.ru/ru/subject/utyug-33
  4. https://life-ussr.ru/technika/sovetskie-utyugi/
  5. https://fb.ru/article/467697/sovetskiy-utyug---istoriya-vidyi-evolyutsiya

 

Зав. сектором этнографии отдела фондов Е.В. Селезнёва

 

Художник Н.Н. Жуков о войне

1

Н.Н. Жуков на фронте. 1941 г. Фотография из фондов ЛОКМ

В Липецком областном краеведческом музее хранится фонд замечательного советского художника, почётного гражданина города Ельца - Николая Николаевича Жукова. В нём представлены его личные фотографии, рисунки, репринтные издания плакатов и рисунков, газетные статьи о Николае Николаевиче, переданные в музей его дочерью. Несмотря на то, что местом рождения художника является город Москва, жители Липецкой области считают его своим земляком, так как детские и юношеские годы Николая Жукова прошли в Ельце.

В 1930 году Николай окончил художественное училище в Саратове, затем прошёл действительную службу в армии и после переехал в Москву, где работал художником-иллюстратором. Наверное, не многим известно, что рисунок на пачке знаменитых когда-то папирос «Казбек» выполнен молодым Жуковым [1].

Фронтовые будни

Великая Отечественная война – особая страница в жизни каждого советского человека. С самого её начала рядовой Николай Жуков - в действующей армии. Он работал фронтовым художником в газете Калининского фронта, а с 1943 года стал корреспондентом газеты «Правда». Уже в самом начале войны Жуков выполнил более 100 рисунков.

«Война требует оружия, хлеба, снарядов... А тут – листок бумаги. Я понимал, что он тоже может быть оружием, только надо доказать это на деле», – вспоминал Н.Н. Жуков через много лет после войны [2].

2Именно в это время был создан хорошо известный плакат «Отстоим Москву!». В октябре 1941 года Н.Н. Жуков и В.С. Климашин нарисовали его всего за одну ночь. Утром эскиз отнесли в издательство, и уже через несколько дней его увидели и мирные жители, и воины Красной Армии. Плакат поднимал воинский дух и вселял веру в неизбежную победу над врагом.

3Ещё одна, не менее знаменитая работа Жукова - «Немецкий танк здесь не пройдёт!» - художественное произведение потрясающей силы, зовущее людей на подвиг во имя Родины, выполнена в 1943 году.

В том же 1943 году Николай Жуков занял должность руководителя студии военных художников имени М.Б. Грекова. Студия работала постоянно: художники находились на передовой, бывали в партизанских соединениях, иллюстрировали готовящиеся к выходу военные книги и рассказы, выпускали плакаты.

Как позже вспоминал художник: «Мы двигались вместе с боевыми частями и были свидетелями полного разгрома немцев, начиная от форсирования реки Прони, взятия Могилёва, освобождения Минска, Вильно и выхода на Неман. Зная немецкую организованность, дисциплину, мы поражались мощи наших ударов. Разбиты все боевые порядки немцев, на всех дорогах брошенная техника, обозы, повсюду следы огромной паники... Мы все сделали тогда просто огромное количество рисунков...» [2].

В 1943 году за серию рисунков о войне Николай Николаевич был удостоен Сталинской премии. День Победы капитан Жуков встретил в столице Австрии – Вене.

За время войны Николай Жуков выполнил сотни графических рисунков. В своих работах он в полной мере отразил практически все нюансы Великой Отечественной войны. На его рисунках – простые солдаты, партизаны, работники госпиталей, мирные жители - женщины, дети и старики – именно они вынесли на своих плечах все тяготы самой страшной войны 20 века.

6Мастерски выполнены зарисовки военных будней, фронтовых дорог. Не остались без внимания художника разрушенные деревни и города Советского Союза, а также руины европейских городов, через которые проходил долгий, полный опасностей войны, путь талантливого художника. На территории Чехословакии, освобождённой от фашистов, Николай Николаевич запечатлел сцену встречи и братания советского и чешского солдат.

В центре композиции – два солдата: слева – советский, в пилотке, с автоматом за плечами, справа - чешский. За плечами у него винтовка. Чех радушно обнимает русского, а наш крепко жмёт руку братскому чешскому солдату. На заднем плане, вверху – перекрещенные серп и молот, как символ дружбы между нашими странами после войны.

В 1968 году этот рисунок по просьбе автора был передан в наш музей и в данное время экспонируется на выставке «Суровые краски войны», посвящённой Победе СССР в Великой Отечественной войне.

4Ещё на фронте началась дружба Н.Н. Жукова и талантливого советского журналиста и писателя Бориса Полевого, которая продолжалась всю их дальнейшую жизнь. В 1946 году Б. Полевой написал «Повесть о настоящем человеке», прототипом главного героя которой стал 23-летний мужественный советский военный лётчик Алексей Маресьев. Во время войны Маресьеву после обморожения ампутировали ступни обеих ног, но он, преодолев невероятные трудности, смог снова летать, бить врага и стать лучшим лётчиком гвардейского истребительного полка. Повесть приобрела огромную популярность. Её иллюстрировали около 20 художников, но работы Николая Николаевича были признаны лучшими (за них он получил вторую Сталинскую премию).

Нюрнбергский процесс

В 1946 году Жуков по заданию газеты «Правда» работал на Нюрнбергском процессе, где за 40 дней выполнил несколько сотен 5рисунков, изобразив всех действующих лиц процесса – подсудимых, защитников, судей, журналистов. Его рисунки стали ценным документальным материалом для изучения главного суда над главарями фашистской Германии. Впоследствии эти зарисовки стали иллюстрациями к книге Бориса Полевого «В конце концов», повествующей о Нюрнбергском процессе. За работы, выполненные в считанные минуты, Жукова стали называть мастером молниеносно быстрого рисунка.

После участия в Нюрнбергском процессе Николай Николаевич вспоминал, как он был горд за то, что присутствовал на суде над ненавистными фашистами, развязавшими эту страшную войну. Он чувствовал себя, по его словам, делегатом от миллионов погибших на войне, чтобы выказать чувство презрения и ненависти при помощи своего основного «оружия» - карандаша.

Творчество после Победы

Послевоенные годы были для художника очень плодотворными. Николай Николаевич продолжал тему Ленинианы (по мнению многих критиков, именно у Жукова образ Ленина получился «самым человечным»), свою очень трогательную тему детства. Художник принимал участие в огромном количестве выставок и, зачастую, получал высшие награды за свои работы, отправлялся в заграничные командировки и, без устали, рисовал. Появилось множество его рисунков с видами иностранных и Российских городов, очень высоко оценённых зрителями и критикой. Но тема войны осталась, по-прежнему, одной из самых значимых в творчестве именитого художника.

В 1951 году Н.Н. Жуков стал лауреатом Государственной премии СССР, в 1955 – удостоен звания Народный художник РСФСР, в 1963 – Народный художник СССР.

Талантливый советский живописец, иллюстратор, график, плакатист, необыкновенно жизнелюбивый и добрый человек Николай Николаевич Жуков умер в 1973 году.

С двумя наиболее известными репринтными копиями плакатов Н.Н. Жукова посетители Липецкого областного краеведческого музея могут познакомиться в обновлённой экспозиции, посвящённой 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Список источников:

1.topwar.ru›…voennyy-hudozhnik-nikolay-zhukov.html

2.http://communist-ml.ru/archives/3111

Зав. сектором дореволюционной истории З.А. Клокова

 

Люди огненной профессии

Один из героев замечательного фильма «Офицеры» сказал: «Есть такая профессия – Родину защищать», а мы, липчане, с гордостью можем сказать: «Есть такая профессия – давать стране металл», потому что Липецк по праву называют городом металлургов – людей «огненной профессии».

Здесь находится крупнейший в России производитель стали – Новолипецкий металлургический комбинат. ПАО «НЛМК» – это предприятие с полным металлургическим циклом: от производства сырья для выплавки чугуна и стали до конечной продукции – листового металлопроката.

Первый чугун Липецкой Магнитки

25 февраля 1931 года Совет народных комиссаров СССР принял постановление о строительстве в Липецке завода литейного чугуна на местных рудах.

«В марте 1931 года на левом берегу реки Воронеж на месте будущего завода шумел сосновый бор. Первыми сюда пришли лесорубы. Зазвенели пилы, застучали топоры. Три тысячи рабочих валили лес, ставили бараки, возили на лошадях землю. А спустя четыре месяца на основной промышленной площадке уже работали более шестисот землекопов – приступили к рытью котлованов под домну» [1].

Строительство Новолипецкого металлургического завода (НЛМЗ) было объявлено ударной стройкой. Со всех уголков страны ехала в малоизвестный Липецк молодежь. В 1933-1934 годах с крупных металлургических заводов страны – из Магнитогорска, Макеевки, Кузнецкстроя, Азовстали и др. прибыли наиболее квалифицированные специалисты: доменщики, шихтовщики, слесари по ремонту доменного оборудования, подручные на разливке металла. Именно они помогали молодым рабочим овладевать «огненной» профессией. 

1«…Приближалось время пуска завода. 3-го ноября 1934 года началось опробование оборудования домны, которое продолжалось двое суток. Шестого ноября, вечером, в домну дали горячее дутье. И началась плавка! Всю ночь доменщики внимательно наблюдали за ходом плавки. К утру напряжение достигло предела – и вот, наконец, брызнув снопом ослепительных искр, чугун рванулся на свободу, по желобу устремился в ковш.

64 тонны чугуна, полученные 7 ноября 1934 года на первой домне, кажутся теперь каплей в потоке металла, производимого на НЛМК сегодня. Но дались они первым строителям, металлургам ценой величайших усилий» [2]. 

Именно этот день, 7 ноября, день первой плавки чугуна, стал днем рождения будущего гиганта черной металлургии – Новолипецкого металлургического комбината!

2В фондах ЛОКМ хранятся фотографии и различные документы участников первой плавки чугуна: Николая Сочнева, Петра Лизнева, Ивана Иванисова. Здесь и автобиография, и выписки из трудовой книжки, и удостоверения к различным наградам.

3Николай Сочнев – более четверти века проработал старшим мастером доменного цеха. Николай Ефремович награжден орденами Ленина и Трудового Красного знамени. В 1958 году, когда в нашей стране впервые праздновался День металлурга, он первым в Липецкой области был удостоен звания Героя Социалистического труда.

4Петр Лизнев – горновой доменной печи. Именно он вместе со своей бригадой выдал первый металл доменной печи, которую они строили собственными руками. Петр Максимович в 1935 году участвовал в выпуске первого чугуна второй доменной печи.

5Иван Иванисов – мастер доменной печи, а позже – начальник смены доменного цеха, Почетный металлург СССР,  награжден орденами Ленина, Трудового Красного знамени, Знак Почета и многими медалями.

 

Первая трансформаторная сталь НЛМЗ

«В конце 50-х годов прошлого века, когда на сибирских реках – Иртыше, Лене возводились крупные гидроэлектростанции, ряд западноевропейских фирм, поставлявших в СССР трансформаторную сталь и трубный прокат, объявил нашей стране бойкот, что поставило под удар ход дальнейшего строительства ГЭС. В эти трудные для советской промышленности дни новолипчане заверили правительство: «Будет липецкая трансформаторная сталь». И в 1958 году на НЛМЗ вошел в строй электросталеплавильный цех, который первым в Советском Союзе начал производить трансформаторную сталь. Первая плавка началась в канун нового 1959 года, но в связи с непредвиденными обстоятельствами продолжалась целых семь суток. На восьмые – восемьдесят тонн первой советской трансформаторной стали были получены» [1].

6

Бригада, участвовавшая в плавке 100-миллионной тонны советской стали.

Второй справа – М.И. Хованский.

Фотография из фондов ЛОКМ

Среди электросталеплавильщиков и представителей министерства, наблюдавших за первой плавкой, был и только что пришедший в цех после службы в рядах Советской армии подручный сталевара Михаил Иванович Хованский. А спустя 9 лет, 24 декабря 1967 года Михаил Иванович, ставший к тому времени первым подручным сталевара, удостоился чести принять участие в плавке 100-миллионной тонны советской стали в составе бригады сталевара, Героя Социалистического Труда Павла Андриановича Озерова.

78Все участники этой юбилейной плавки были награждены Почетными грамотами завода и Министерства Черной металлургии, а также памятными медалями.

Более 30 лет проработал М.И. Хованский сталеваром в сталеплавильном цехе, передавая свой богатый опыт молодому поколению металлургов. В 1977 году ему было присвоено звание «Лучший шеф-наставник НЛМЗ», его имя занесено в Книгу Почета Новолипецкого металлургического комбината.

Главные металлурги: горновые и сталевары

9

Горновой доменной печи.

Источник изображения: https://ugmk.com/press/corporate

Доменная печь - основа основ черной металлургии. В доменном цехе трудятся люди разных специальностей, но особое место среди них занимает «горновой» - человек, который работает у самого низа печи – горна, где накапливается стекающий сверху чугун.

Задача горнового – вовремя открыть лётки (каналы в горне для выпуска чугуна и шлака), «встретить» первый металл, отделить чугун от шлака, направляя расплавленные потоки по разным желобам. И следить, чтобы металл тек непрерывно, своевременно устраняя заторы в желобах.

Жидкий чугун сливается в чугуновозные ковши, которые отправляются в сталеплавильные цехи для выплавки стали.

Выплавка стали - сложный технологический процесс, и управляют им сталевары, главная обязанность которых – контроль за работой печи (конвертера или электропечи) и ее обслуживанием. 

10

Сталевар.
Источник изображения: https://m.123ru.net/kremenchug/10561482/

Работа у горновых и сталеваров очень тяжелая и опасная, они работают возле огня и пышущего жаром раскаленного металла, где температура даже на приличном расстоянии от печи порядка 50-60°C и выше. Поэтому и рабочая одежда у «людей огненной профессии» особенная, позволяющая выстоять в такую жару, не получить ожоги и травмы [3].

Средства индивидуальной защиты

11Существуют типовые нормы бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты работникам металлургической промышленности и металлургических производств [3].

 Рабочая одежда горнового – «спецовка», суконный или войлочный костюм, обшитый негорючим материалом. Войлок как основной материал был выбран давно – несколько десятков лет назад.

Особенность войлока – он не горит, а медленно тлеет. Искра, случайно попавшая на одежду, не сможет прожечь материал насквозь.

12Огнеупорные ботинки способны выдерживать высокие температуры, а также защищать ногу от действия огня.

 

Рукавицы огнеупорные надежно защищают руки от ожогов и  жара от печи. Длина рукавиц – 36 см.

13Шьют их из натурального шерстяного шинельного сукна и обшивают кожевенным спилком 1,1-1,4 мм. Спилок –  внутренний слой натуральной кожи, получаемый в результате ее расслоения (после снятия лицевого слоя).

 

1415Шляпа металлурга из натурального, плотно свалянного войлока хорошо защищает от высоких температур, искр, брызг раскаленного металла. Широкие поля позволяют уберечь кожу от обгорания и обветривания, защищают глаза от яркого света.

Поверх шляпы горнового надевается лицевой защитный щиток, который крепится к каске.

16

Сталевары дополнительно используют специализированные очки, защищающие глаза от ослепительного свечения кипящей стали.

Работу металлургов, особенно в «горячих» цехах легкой не назовешь, а потому работают здесь только сильные, волевые, поистине трудолюбивые люди, которые гордятся своей «огненной профессией».

Список источников:

  1. Баюканский А.Б. Лицом к огню. Центрально-Черноземное книжное издательство, г.Воронеж, 1972. С. 6 – 57.
  2. Адпостенков А.А., Алексеев Г.А. и др. Наш Новолипецкий металлургический. Центрально-Черноземное книжное издательство, г. Воронеж, 1984. С.11, 27
  3. Приказ Минтруда России от 12.2014 № 997н "Об утверждении Типовых норм бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты…». (Зарегистрировано в Минюсте России 26.02.2015 № 36213)

Младший научный сотрудник экскурсионно-выставочного отдела Торшина О.Б.

 

Воспоминания генерала М.И. Родионова

1В фондах ЛОКМ хранится комплекс материалов генерала танковых войск Михаила Иосифовича Родионова, включающий воспоминания генерала, опубликованные в газете «Красный Север». Жизненный путь Михаила Иосифовича был обычным для целого поколения, чья юность совпала с революцией 1917 года.

Детство. Юность

Родился Михаил Иосифович 20 июля 1902 года в селе Хмелинец Задонского района в бедной крестьянской семье. Детей в семье было шестеро, но трое братьев умерли. В 1913 году Михаил Иосифович окончил двухклассную земскую школу в деревне Колесово. Вспоминая своё детство, он рассказывал, что жизнь его начиналась в точно таких же условиях, что описаны писателем Д.В. Григоровичем в книге «Антон Горемыка»: «И когда я читал вслух эту книгу в кругу домашних неграмотных людей, родители, утирая слёзы говорили: «Не про нас ли, Миша, всё это написано» [1].

В летнюю пору родители большую часть своего времени батрачили. Мать рассказывала Мише: «Ты вот, Мишенька, подрос, читать выучился. По восемь копеек в день на чужом харчу зарабатываешь. Добро, слава Богу. А то ведь было: я у богача на полосе по найму пшеничку жну, а тебя посажу в борозду, подам василёчков, сиди не плачь, играй…Однажды такая беда: чуть умом не тронулась. Скачет лошадь во всю прыть, да против того места, где ты в бороздке сидел. «Ой, затопчет». У меня в глазах помутилось. Во всю силу бросилась навстречу лошади. Но какое счастье, копытом слегка задела, в кровь тебя разбила, а все-таки уцелел!» [1].

После окончания земской школы Михаил Иосифович семь лет работал на Хмелинецком сахарном заводе разнорабочим. В 1919 году на заводе он стал коммунистом, а с 1920 года, добровольно вступив в Красную Армию, участвовал в гражданской войне.

Служба на Севере и Дальнем Востоке

«Сразу после окончания гражданской войны, - вспоминал Михаил Иосифович, - я пошёл на военные пехотный курсы. - Получил назначение в Кронштадт. Еду на пароходе. Мечтаю, как стану начинать самостоятельно жизнь. На палубе парохода встретил товарища по курсам, едет такой скучный. Спрашиваю: «Ты чего упал духом?». Отвечает: «Упадёшь на моём месте. В Кронштадте у меня старуха-мать. Еду с ней проститься. С собой брать её не возможно. Куда я её повезу на Север? В снег закапывать?»

- Так, так, - говорю, и соображаю про себя. – Тебе на север, а мне в Кронштадт. У меня матери в Кронштадте нет, да и не тянет меня пехотинца в этот морской город. Давай меняться назначениями?!

- Ты всерьёз? – курсант даже просиял.

- Конечно, всерьёз. – И отправились оба обратно в Петроград в штаб, к начальнику отдела кадров. Просьба была удовлетворена. На другой день был уже в поезде через Вологду – Вятку на Котлас. Затем на перекладных лошадях в Устюг Великий, с Устюга в захолустный город Никольск» [1].

Вот таким образом М.И. Родионов оказался на Севере. С ним был неразлучный вещевой мешок, «наган и тяжелящий ящик – двенадцать винтовок и патроны к ним. Груз такой необходим был для немногочисленного отряда ЧОН (части особого назначения для борьбы с бандитизмом и против кулацких восстаний)» [1].

«Народ тогда был серенький, сермяжный, лапоть на лапте. Денег много, а купить на них в Никольском уезде ничего нельзя, - вспоминал Михаил Иосифович, - Или товарообмен, или некоторые по глупости спрашивали за хлеб и масло николаевские кредитки. Про деньги они так и говорили: «Николаевский кредит никогда не повредит» [1].

2Десять лет Родионов пробыл на военной службе на севере и впоследствии всегда с теплом вспоминал это время: «А мне, скажу по совести, во время войны, особенно пригодилась северная закалка. Никогда не забуду я север. Лучшие мои годы проведены там. Сколько людей пришлось обучать военному делу!  Народ там неизнеженный, простой, а главное добропорядочный, работящий, выносливый. Морозы, так морозы – градусов под сорок. Снега так снега. Если деревня на один посад, зимой не проедешь. Сугробы с крышами вровень. …Леса бескрайние. Без компаса я там шагу не шагнул бы. А местные, вологодские, да архангельские, по солнышку, да по разлапистым веткам елей, по засекам и подсекам везде проберутся... Ягод, да грибов разных, утятины-гусятины мне нигде столько есть не приходилось. Всегда я себя там чувствовал отлично, хотя родина моя не север, … я Елецкого уезда уроженец» [1].

С 1932 по 1941 год М.И. Родионов служил на Дальнем Востоке, из них четыре года строил Комсомольск-на-Амуре в должности командира военно-строительного батальона, а затем и полка. «Туда я приехал уже с семьёй – жена и двое детей, - вспоминал он, - Вот тоже местечко. Голое совершенно. Мы начинали. Жили в шалашах, палатках. Первые дома закладывали в таких озёрно-болотных местах, что днём выкопаешь котлован, наутро приходишь – полный воды и рыба плавает! А теперь там город, да какой. Гордость Дальнего Востока…» [1].

На фронтах Великой Отечественной войны.

Война 1941 года застала Михаила Иосифовича Родионова в г. Ливны, где он занимал должность заместителя командира стрелкового полка 120-й стрелковой дивизии. Этой дивизией командовал генерал-майор К.И. Петров, позже получивший тяжёлое ранение в бою с немцами в окрестностях Ельца и похороненный в городе Ельце. Михаил Иосифович получил приказ сформировать к сентябрю 1941 года 73-й запасной стрелковый полк, который принимал участие в обороне города Воронежа.  

Затем летом 1942 года ему было поручено сформировать 36-ю механизированную бригаду, которая была направлена в Сталинград.

В первой половине ноября 1942 года, в районе Камышина, комбриг Михаил Родионов командовал уже танковой бригадой, входившей в механизированный корпус, состоявший в распоряжении Главного командования.

Ночью, соблюдая строжайшую тайну, танковые части, в том числе и бригада Родионова, по левому побережью Волги маршем спустилась до Чёрного Яра и 23 ноября 1942 года в 16 часов состоялась историческая встреча 36-й бригады и 45-й танковой бригады подполковника П.К. Жидкова. Тем самым кольцо вокруг 330-тысячной немецкой группировки сомкнулось.

Группа немецких войск генерала Манштейна шла на выручку к Паулюсу со стороны Ростова. Но она была встречена и отбита советскими войсками, в числе которых сражалась и бригада под командованием Родионова. Потом бились за Ростов и Новочеркасск, 3вышли к реке Миус, где немцами были подготовлены оборонительные рубежи. Здесь во время ожесточённых боёв, Михаил Иосифович был тяжело ранен в плечо, в обе руки и висок. Товарищи считали его погибшим. Жена получила два неофициальных сообщения о смерти Михаила Иосифовича. Но он был эвакуирован с поля боя в госпиталь, в Новочеркасск, и спустя некоторое время, весь перевязанный, поддерживаемый медперсоналом, сфотографировался и кое-как левой рукой нацарапал жене Клавдии Ивановне: «Дорогая супруга, меня «склеили», и как видишь, я жив и ещё повоевать сумею…»[2].

В госпитале раненным советским воинам угрожала серьёзная опасность. В подвалах Новочеркасского Дома офицеров, где расположился прифронтовой госпиталь, пряталась диверсионная группа фашистов. Восемь дней существовал госпиталь. Привозили раненых, медперсонал работал в обычным напряжённом режиме и не подозревал об опасности. На девятый день, когда госпиталь был переполнен ранеными, фашистские диверсанты совершили поджог. «Пожар был сигналом для налёта вражеской авиации, - вспоминал Родионов, - И только благодаря мужеству главного врача и помощи местного населения, всех раненых сумели вынести из охваченного пламенем госпиталя…» [2].

Это было в феврале 1943 года, а в мае того же года Михаила Иосифовича направили на формирование танковой бригады и обучение бойцов. Дальше танкисты бригады М.И. Родионова шли с боями на Сумы, Лебедин и Гадач, Лубны, Золотоношу и Канев. «Население украинских сёл всеми возможными способами помогало нашим бойцам, - вспоминал Михаил Иосифович, - Крестьяне показывали заминированные проходы на путях движения, строили переправы, вылавливали и казнили предателей» [2].

Иногда танкисты, прорвав линию фронта, углублялись во вражеский тыл и действовали там, наводя панический ужас на врага и принося надежду на спасение разорённому войной населению. Немцы жестоко сопротивлялись. В сбрасываемых с самолётов фашистских листовках с угрозами упоминалось имя командира бригады Родионова.

Вспоминая солдат

С большим теплом Михаил Иосифович вспоминал рядовых солдат, воевавших рядом с ним: «Где-то теперь мой боевой юный дружок, сержант гвардеец Павлов! Был у меня такой в охране командного пункта бригады. В шутку этого курносого комсомольца его друзья называли «прощай, любимый город» за то, что он каждый раз, когда мы покидали командный пункт, напевал песенку: «Прощай, любимый город». Замечательный, ловкий, неуловимый был он разведчик, исполнительный, бесстрашный…

Где-то теперь один из лучших радистов татарин Абушаев. Восемнадцатилетний комсомолец, только что кончивший среднюю школу. А как он любил и тщательно маскировал свою рацию!.. Ни бомбёжки, ни обстрелы не отрывали его от рации. Зато всегда своевременная и точная связь с нашими частями и предупреждения о действиях врага…

Помню чудного бойца Манова, кузнеца из Саратовской области. Смельчак и отважный боец. Любимое его слово было «перефразировать». Он так и говорил: «Хоть бы нам скорей из тыла горючего и снарядчиков перефразировали…». «Повар сварил неважный обед, что-то перефразировал». Начистит себе до блеска сапоги и говорит: «Здорово я их перефразировал!». Били немцев все, а «перефразировать» их в трупы мог только Манов…» [3].

Герой Советского Союза.

В мае 1944 года гвардейская бронетанковая бригада под командованием Родионова вошла в состав 3-го Белорусского фронта.

4Добрым словом вспоминал Михаил Иосифович командующего фронтом генерала армии Ивана Даниловича Черняховского: «Это был замечательный военный руководитель. Прекрасный организатор. От него исходили быстрые, чёткие указания. Он отлично знал род и механику танковых войск. В начале войны Иван Данилович возглавлял танковый корпус, 5обороняя Новгород. Под командование Черняховского и его штаба армии наша танковая бригада принимала участие во многих решающих наступательных боях. Мы шли от Сенно на Лепель, от Лепеля гнали немцев на Вилейку и там им не дали задержаться, двинулись на Вильнюс. Здесь проходили ожесточённые бои… Радовало то, что мы приближались к границам Германии, к логову фашистов. Иногда мы нападали внезапно, гитлеровцы бросали всю технику. Великое дело – боевой дух солдата, стремительность и наша новая техника… «фердинанды» и «тигры» летели в дым, в прах» [3].

За умелое руководство войсками и личную храбрость, проявленные при форсировании реки Березина и при разгроме гитлеровского гарнизона в г. Лепель, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июля 1944 года полковнику Родионову Михаилу Иосифовичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны Михаил Иосифович продолжил службу в армии. В отставку он ушёл в 1952 году по состоянию здоровья, затем жил в Киеве. Он прожил долгую жизнь – 84 года и скончался 26 марта 1987 года. Но сохранились его воспоминания, рассказывающие о сражениях, генералах и простых солдатах Великой войны, 80-летие начала которой мы отмечаем в этом году.

Список источников.

  1. К. Коничев «Генерал танковых войск» / Газета «Красный Север», №162, 1963 г. // ЛОКМ.
  2. К. Коничев «Генерал танковых войск» / Газета «Красный Север», №163, 1963 г. // ЛОКМ.
  3. К. Коничев «Генерал танковых войск» / Газета «Красный Север», №165, 1963 г. // ЛОКМ.

Научный сотрудник экскурсионно-выставочного отдела Никифорова Т. В.